Пространство возможностей для новой мечты

Поздравление П2.0 с 7 ноября примечательно вызовом: освободилось пространство возможностей для какой-нибудь новой мечты.

В России XXI века вполне революционной остаётся мечта обеспечить связность просторов страны, их освоение и благоустройство, быстроту и удобство перемещения из одной точки в другую.

Эта идея логическое продолжение проекта электрификации.

#э3 Фрагмент из книги “Пантократор солнечных пылинок” Л. Данилкина:

“Смысл электрификации состоял в максимально быстрой и эффективной оптимизации не просто быта жителей, но всей экономики России – из «ручной», работающей на мускульной силе, она должна была, обретя новый фундамент, превратиться в механизированную, способную вывести страну из полуфеодального состояния.

Электричество просвещало и объединяло; люди должны были «увидеть» друг друга – и начать доверять коллегам.

Электричество должно было изменить полуфеодальную среду, привести к созданию множества социальных хабов, инновационных баз, расширению, за счет мелиорации, сельхозземель…

По кажущемуся удивительным совпадению, записная книжка Ленина еще с 1890-х была заполнена именами людей, знакомых ему по Петербургу и «Искре», которые к середине 1910-х занимали ключевые позиции в российской электроэнергетике.

Кржижановский был директором подмосковной электростанции «Электропередача»;

Красин – Царскосельской;

инженер Классон, в марксистский салон которого Ленин заглядывал еще в середине 1890-х, – в обществе «Электрическая сила»;

Василий Старков, товарищ Ленина по Союзу борьбы и Минусинску, после 1907-го занимался электрификацией Баку и Москвы все в той же компании;

Енукидзе работал у Красина в Баку электротехником;

бывший агент «Искры» Иван Радченко – на «Электропередаче» инженером. Задним числом выходило, что слово «Искра» оказалось еще и паролем к миру статического электричества.

Ленин тоже, разумеется, услышал о перспективах электричества не от электроэнергетической «мафии» из Петербургского технологического университета, с которой был тесно связан и в среде которой формировался; и не только после революции.

Систематический читатель книг о современных способах переоснащения хозяйства, он прекрасно осознавал связь прогресса с электрификацией, и еще в искровские времена электричество представлялось Ленину-экономисту эффективным способом интегрировать российские пространства в единую сеть…”

Немного дополним Данилкина про революционеров-электроэнегетиков и первую в России районную электростанцию на торфе.

Кржижановский, автор перевода “Варшавянки”, единственный человек, с которым Ленин был на “ты”, участвовал в создании “Союза борьбы за освобождение рабочего класса”.

Кабельным хозяйством упомянутой выше подмосковной торфяной электростанции (первая районная электростанция на местном сырье, строительство с 1912 года*) занимался Пётр Смидович, член РСДРП с 1898 года.
Его имя носит ГЭС №1 в Москве.

Уполномоченным от “Общества электрического освещения 1886 года” – Виктор Кирпичников, участник IV (объединительного) съезда РСДРП в Стокгольме.

Директор-распорядитель – Василий Старков, член РСДРП с 1898 года, отбывавший ссылку вместе с Кржижановским.

Кржижановский трудился коммерческим директором и, помимо прочего, отвечал за строительство линии электропередачи до Москвы.

На трансформаторное хозяйство “Общества электрического освещения 1886 года” по просьбе Классона пригласило ведущего специалиста – Сергея Аллилуева, будущего тестя Сталина.


Кажущиеся сейчас ходульными фразы про революцию, социализм и электрификацию сто лет назад были преисполнены энергетикой.

Энергия движения масс и идей привела к энергичным изменениям в стране. Примечательно, что революция совершалась в т.ч. руками инженеров.

Советской России нужен был резкий индустриальный скачок, прорыв, возможность “срезать углы”, чтобы конкурировать с капстранами.

В условиях экономического хаоса, дефицита сырья, технологий, квалифицированной рабочей силы в 1917 начинается удивительный путь проб и ошибок.

Цитаты по книге книг “Пантократор солнечных пылинок” Л. Данилкина:

В январе 1918-го появился первый советский венчурный фонд, инвестирующий в технологические инновации, – Комподиз, специальный Комитет по делам изобретений и усовершенствований; в августе – Экспертное бюро. Сам Ленин был охотником за изобретателями и умельцами; он тщательно сканировал новостной поток в поисках свежих идей, касающихся техники, вылавливал сведения об отечественных гениях в разговорах со знакомыми и направлял значительную часть своей энергии на скорейшее внедрение инноваций.

Широко известен ленинский интерес к электрификации. Но продовольственный и топливный дефицит в стране, отрезанной от донбасского угля и закавказской нефти, привел в тому, что ленинский азарт распространялся и на:

✔️идеи производства сахара из опилок, выращивание кукурузы,
✔️производство топлива: с кирпичом прессованного торфа Ленин убеждал Совнарком в перспективах торфодобычи, В 1920-м Ленин курировал проект “Главшишка”, предполагавший использование хвойных шишек для обогрева жилищ и паровозов; выделено два миллиона рублей, в Кремль пригнали вагон шишек, в кабинете у Ленина пыхтела чугунная печка на топливе будущего.

Ленин подписал сонаркомовское постановление “о шишечном сборе”, но после рациональной критики коллег-технарей оставил авантюру.

Ленин протежировал левшей и кулибиных без разбора; в круг его интересов вошли:

✔️кипятившие воду без огня «термосы профессора Артемьева»,
✔️беспроволочный телефон,
✔️электрический рупор-громкоговоритель,
✔️синтетический каучук, производство спирта из торфа, тормоза паровозов и электрические музыкальные инструменты.

Ленин бредил созданием Wunderwaffe, которое будет настолько мощным и разрушительным, что война «вообще станет невозможной». Идеей фикс Ленина на протяжении 1920 года оставалось изобретение некоего инженера Ботина, который еще в 1916 году в Тифлисе якобы взорвал артиллерийский снаряд, находясь на расстоянии пяти верст, при помощи электромагнитных волн. Сохранилось более двух десятков (!) ленинских записок, посвященных “изобретению”. Ботин был обычным прохиндеем, но его опекали, помогали ставить опыты, выделили вагон и подручных инженеров.

Потом был инженер Бекаури, продемонстрировавший ПредСовнаркома некий «несгораемый шкаф остроумнейшей конструкции, гарантирующей от взломов» при помощи «силы тока»; именно ему были переданы материалы, оставшиеся от недоразоблаченного Ботина, – с тем, чтобы тот продолжил опыты дистанционного подрыва чего-то ненужного при помощи звуковых сигналов. Ленин снабдил нового протеже не просто аппаратурой, но целым НИИ с лабораторией – ЭксМаНИ: «экспериментальной мастерской по новейшим изобретениям», куда доставлялась новейшая западная военная техника на предмет изучения возможности копирования и усовершенствования.

В целую эпопею вылилось покровительство Ленина инженеру А. Барышникову, который изобрел искусственную подметку.

Можно сколько угодно смеяться над доверчивостью Ленина, но сам характер атмосферы изменился и дело двинулось; несмотря на все курьезные случаи, в сущности, именно благодаря Ленину Циолковский из чудака-учителя смог обрести статус настоящего ученого – и «разбудить» поколение С. П. Королева; видимо, Ленин также успел инфицировать этой своей «болезнью» и Сталина, и СССР в конце концов превратился сначала в шарашечный ад, а затем и в рай для технарей с оригинальной высокой культурой технологий.

Подпишитесь на Телеграм-канал ПОЛИТРУК 2.0 @PLTRK, и читайте нас в реальном времени!