Приуныние рубля — процесс закономерный.

О том, что в период кризиса стране придётся “не разрывать уровня жизни людей с возможностями экономики в конкурентном рынке“, доходчивым текстом говорил честный мытарь Мишустин. Без особой шифровки говорил — во всяком случае, мы своим читателям расшифровывали.

Зарплаты-пенсии бюджет понизить не может: 2021 и его два важных ЕДГ куда ближе, чем из развесёлого 2020 кажется. Да они во многом и квази-частным бизнесом выплачиваются (влияя на цену его продукции).

А вот “весомость” этих трат в валютном выражении (и, соответственно, в цене экспортного товаропотока) — вполне можно регулировать. Курсовое таргетирование осуществляется Центробанком (подконтрольным властям на 100%, что бы там ни бредили Хазин, Малофеев с Глазьевым и прочий НОД).

Существуй в реальности обещанное “импортозамещение”, особой проблемы с курсовым проседанием не было бы. Типовой избиратель тратит в рублях, а в Европу или хоть Турцию нынче всё одно не поедешь. Во всяком разе, не массово.

Но импортозамещения не случилось (особенно в сельском хозяйстве, т.к. Патрушев-младший начисто провалил продовольственную безопасность, мы в заложниках у самых неожиданных стран, “спасибо” ему), — так что весна покажет, кто где… гулял.

Этой весной мы твёрдо обещали, что “следующий Первомай народ встретит на улицах”. Настаиваем: так и выйдет.