Взлом лояльности 🗝

Работа в энергетике многими в отрасли резонно воспринимается как служение, но понимается по-разному.

Почти забыт советский (во многом декларативный) опыт работы во благо [ ].
С другой стороны – нет у нас и рыцарско-корпоративной японской этики.

Существует симбиоз воспринимаемой из-за рубежа классики делового администрирования, замешанный на богатом отечественном опыте номенклатурного управления, многовековых практиках непотизма и стихийно складывающихся подходах к субординации – не только внутри компании, но и корпоративному отношению к гражданской, общественной, личной деятельности сотрудников, не связанной с должностными обязанностями.

Здесь в качестве расхожих указываются противоположные примеры, как:

  • сотрудники Газпрома целыми отделами (с негласным одобрением линейного менеджмента) выходили на оппозиционные митинги 2011 года
  • сотрудников других энергокомпаний привозили на избир.участки и/или провластные митинги.

Из недавних примеров – “навязчивое информирование” работников МОЭСК и Мосгаз во время подготовки голосования по поправкам в Конституцию.

В отношении же городских коммунальных служб давно существует мнение о традиционном привлечении их служащих к избирательным процессам.

В общем случае кодекс корпоративной этики действуют вместе с негласными правилами “все всё понимают” (ВВП) про руководство компании, страны, политику…

Кодекс накладывает ограничения на распространение информации о бойцовском клубе 🔕.
Негласные правила касаются неформальной сферы – о чем уместно говорить, что спрашивать, как (и можно ли) выражать гражданскую позицию вне служебных рамок.

Лояльность предполагает, что сотрудники вовне корпорации не будут выносить сор из избы допускать сколько-нибудь публичных замечаний о:

  • её деятельности (хочешь критиковать – заявление на стол и вперёд), руководстве,
  • сложных иерархических, деловых взаимоотношениях,
  • уровне зарплат (уровень зарплаты часто и производная от степени лояльности),
  • и в т.ч. акционерах: если акционером в лице госучреждения выступают органы власти, то публичная критика – элемент нелояльности.

Вводная по корпоративной этике для того, чтобы указать на состоявшуюся попытку взлома лояльности, предпринятую в отношении (предположительно) компании Роснефть.

Речь про блог “Синдром самозванца” @impostorlife (название намекает, что автор лукавит относительно своей персоны и выдумывает факты о своей компании).

Но некоторые комментаторы, реальные сотрудники энергокомпаний, принимают откровения “самозванца” за чистую монету и в ответ делятся в Фейсбуке историями о своих трудовых буднях.

“Самозванец” раскрыл имя, возраст, должность, уровни зп, своей и специалистов, охарактеризовал отношение к политики компании и государства.

За два года ведения блога он получил (по его словам) продвижение по службе, от начальника управления до руководителя регионального подразделения [Роснефти], и повышение зп.
2016💵: оклад 300 тыс.р. + годовая премия “примерно 2 195 000” + квартальные премии примерно по 160 000 р.500 тыс.р. в месяц
2019💰: оклад 570 тыс.р. + годовой бонус 7-9 зарплат. Мотивационный пакет – 12 зарплат раз в 3 года. 1 млн.р. в месяц

Откровенность “самозванца” по многим позициям корпоративной этики и негласного кодекса правил “ВВП” подразумевают, что это ищущий популярности, неплохо информированный, но вымышленный персонаж (поиск настоящего не составил бы труда для кадровой службы).

Этот очевидный вывод не исключает и маловероятного варианта: а если отношение к негласной корпоративной лояльности осознанно сдвигается к большей свободе?

Может, внутри одной из российских энергокомпаний формируется доброжелательное отношение к публичному выражению критики? Исключено?

Ситуация с нынешней лояльностью такова, что многие сотрудники корпораций добровольно накладывают на себя самоограничения – не говорят лишнего, не занимают проактивных позиций.
Логично сместить её к более открытому самовыражению💊.

Наверняка, проект “Самозванец” не об этом, что не мешает подумать о том, как снять с работников наших учреждений свойственное многим “самозакрепощение”⛓.