Завещание «дедушки Примуса»

Скончался Евгений Максимович Примаков — одна из ключевых фигур истеблишмента Незримой Империи.

Он был человеком Долга, не боявшимся занимать ключевые позиции и принимать на себя ответственность в самые напряженные кризисы.

В годину дефолта, спешно назначенному в Правительство Примакову удалось затормозить Россию в падении на дно экономической пропасти, куда её завела жадность игроков в ГКО. Именно в краткий срок примаковского премьерства были заложены базовые принципы путинской экономики, в итоге вытащившей страну из этой пропасти.

До последних своих дней патриарх русской политики оставался лидером мнений класса «эксперт-ультра» — он влиял на позицию тех, кто принимал решения, и тех, кто в свою очередь формировал позицию для широких масс.

«Вечерний Политрук» не раз обращался к словам Примакова. Один из первых наших инсайт-материалов по экономике (прогноз сбылся) так и назывался:

Курс рубля Примакова, aka «левый разворот».

Не всегда соглашаясь с мэтром, но всегда уважая его авторитет, Плтрк считал важным «защитить» Евгения Максимовича от «перегретых патриотов», обвинявших старого дипломата чуть ли не в соглашательстве.

В день кончины умного человека нельзя не обратиться к его «политическому завещанию» — соображениям, озвученным после Нового года постаревшим, заметно больным «Примусом», как его было принято любовно называть в среде учеников и соратников, на заседании его детища — «Меркурий-клуба».

Более старый мудрец ничего не скажет.

Перечтём главное из того, что он поведал нам на прощание.

✯☭✯

Выступление на новогоднем заседании «Меркурий-клуба» происходит на фоне нелегкой ситуации в российской экономике. Сказываются внешние причины: падение мировых цен на нефть, антироссийские санкции.

Какой стратегический выход предполагается для преодоления тяжелой полосы в развитии?

Многие, в том числе правительственные деятели, считают, что нужно дождаться лучших времен и набраться терпения. Гораздо ближе мне, да и большинству россиян, заявление Путина в его ежегодном послании Федеральному собранию:

«Мы добьемся успеха, если сами заработаем свое благополучие и процветание, а не будем уповать на удачное стечение обстоятельств или внешнюю конъюнктуру. Если справимся с неорганизованностью и безответственностью. Хочу, чтобы все понимали – это не просто тормоз на пути развития России, это прямая угроза ее безопасности».

В этих словах – суть необходимых изменений в развитии экономики России.


Не приходится ожидать скорых внешнеэкономических сдвигов, благоприятствующих нашей стране. Вряд ли произойдет в близлежащем времени отмена санкций. Уповать на заявления ряда политических деятелей и представителей европейского бизнеса, высказывающихся против антироссийских санкций, не реалистично. Европа сейчас не в том положении, чтобы пойти наперекор позиции США.

Что касается снижения мировых цен на нефть, то это тоже не быстро проходящее явление. Нужно серьезно относиться к тому, что США, оставаясь пока нетто-импортером нефти, увеличили ее добычу. ОПЕК уже не является регулятором квот на добычу нефти и не влияет, как прежде, на динамику мировых цен. Сплоченность стран-участниц этой организации — в прошлом.

Конечно, изменения внешнеэкономической для России обстановки в ее пользу – даже небольшие – нужно приветствовать и использовать. Незыблемым сохраняется курс, исключающий самоизоляцию нашей страны. Мы заинтересованы в сохранении и налаживании новых экономических отношений.


В любой ситуации, единственной альтернативой для России является опора в первую очередь на наши внутренние резервы и возможности.

По словам Президента Путина, по худшему сценарию выход России из тяжелой экономической полосы произойдет в течение не более двух лет. Это время обязательно должно быть наполнено нашей активностью для диверсификации экономики. Иными словами, поворот от ее сырьевой направленности к развитию обрабатывающей наукоемкой промышленности. Этому должно служить и импортозамещение.

Мы пропустили много лет, четверть века, когда эта задача могла бы решаться. Но давайте не сосредотачиваться на критике прошлого, а обратим свой взор в будущее, на определение экономического маневра выхода из тяжелой экономической полосы.


Нет оснований считать о готовности исполнительной власти предложить обоснованный, базирующийся на конкретных действиях, проект разворота страны к диверсификации экономики и ее росту на этой основе.

А что это значит в нашей действительности? Если даже в массе своей мы понимаем, что нужно что-то делать, но что именно? Просто добросовестно трудиться на своем рабочем месте? Да, это необходимо. Но не менее необходимо знать – во имя чего трудиться.

Переход к чисто денежной мотивации труда не должен вытравлять из нашей жизни Идею.


«Доводом» в пользу отсутствия или медлительных действий правительства приводится озабоченность финансовым состоянием нашей страны, что проявляется в проблемах с курсом рубля.

Конечно, финансовая стабильность должна оставаться в центре внимания. Но главная проблема в том, чтобы финансовая консолидация служила экономическому росту. Этого не происходит, так как не обеспечено кредитование реального сектора экономики.

Как хирургическую меру можно расценивать доведение ключевой ставки Центрального банка до 17%. Но такое вмешательство должно быть строго ограничено во времени.


Базой перехода к диверсификации российской экономики является эффективная экономическая децентрализация. Мы недооцениваем значение оптимизации отношений по линии центр-регионы. Навряд ли можно выправить экономическое состояние России без децентрализации в этой области.

Наши СМИ часто грешат перепечатками из западной прессы, где предсказывается «цветная революция» в России. Ее исполнителями называется «оппозиция режиму Путина».

Абсолютно не верю, что верх в нашей стране способна взять кучка несистемных оппозиционеров, не пользующаяся поддержкой в массах. Но турбулентность в обстановку может внести ухудшение социального положения населения и отсутствие радикальных перспектив повышения роли субъектов Федерации.


По мнению Д Медведева, изменений консолидированного бюджета в пользу субъектов Федерации можно ожидать не раньше середины 20-ых годов. От такой перспективы, по сути, отказался Президент Путин, с нынешнего 2015 года запустивший программу компенсации расходов субъектов Федерации на создание индустриальных парков. Это решение исключительно важно для развития собственного промышленного потенциала регионов.

Но дело, конечно же, упирается и в реальное выделение средств центром и в способность регионов их использовать по назначению. Финансовая помощь и поддержка из центра должны идти параллельно региональным мерам по привлечению инвесторов, создания для них привлекательных условий.

Большинство субъектов Федерации и муниципалитетов могут выполнить свою роль в социально-экономическом развитии России лишь тогда, когда достигнут финансовой достаточности.


Сохраняет свое значение реализация планов, намеченных в статьях Президента Путина, включая увеличение зарплат врачей, учителей, работников культуры. Однако Правительство решило переложить решение этой задачи на плечи субъектов Федерации, без учета реальных возможностей регионов.

Вспоминаю, что на заседаниях правительства, которое я возглавлял, предлагалось, чтобы до дотационных субъектов Федерации доводилась на период между выборами властей фиксированная ставка на пополнение федерального бюджета. Размеры ставки предусматривались в виде разницы между трансфертами из центра и налоговыми отчислениями регионов в федеральный бюджет. Разница определялась как средняя за предшествовавший межвыборный срок. Все заработанные и собранные сверх этого средства предполагалось оставлять в распоряжение регионов.

Все это имеет отношение к бюджетному федерализму, который далеко еще не освоен в России.


Большую роль в федеральном строительстве призваны сыграть также территории опережающего развития.

Президент Путин назвал опережающее освоение Дальнего Востока и Восточной Сибири основным проектом XXI века. Но и сейчас эта задача решается не комплексно. Все большее значение будет иметь продуманная линия социально-экономического развития Крымского федерального округа.

Создание нескольких «территориальных» министерств в правительстве для развития Дальнего Востока, Восточной Сибири, Крыма, Северного Кавказа могло бы изменить на правительственном уровне процесс принятий решений и их осуществления по стратегическим территориям.

Целесообразно отказаться от практики, когда за федеральные целевые программы и другие государственные проекты отвечают все заинтересованные министерства и ведомства. Такой обезличенный подход несостоятелен.


Жизнь выдвигает требования изменить положение местного самоуправления. Для этого нужно четко определить его организационные и финансовые основы, распределить полномочия и финансовые ресурсы между местным самоуправлением и регионом.

Естественно, одним лишь бюджетным федерализмом не исчерпываются взаимоотношения центра и субъектов Российской Федерации – страны многонациональной, многоконфессиональной.

Ряд политиков и экспертов ссылаются на авторитет академика Моисеева, который писал: «Для Российской Федерации было бы большим благом преобразование ее в федерацию штатов».

Но для России такой выпрямленный подход, подрывающий стабильность в стране, абсолютно контрпродуктивен.


Данные последней переписи населения свидетельствуют о серьезных различиях в численности лиц, принадлежащих к «титульной» нации в общем населении регионов.

Вместе с тем чрезвычайно высок процент лиц, владеющих государственным русским языком вне зависимости от их этнической принадлежности. В 17 из 21 республик Российской Федерации этот процент не ниже 95. Этот показатель весьма важен, так как нельзя отделять друг от друга язык и культуру.

Вывод из таких сопоставлений для развития российского федерализма неоднозначен.

Во-первых, включение всех субъектов в административно-территориальные устройства фактически означало бы конец федерализма в многонациональной России.

Во-вторых, существуют предпосылки для присоединения отдельных национальных образований к субъектам Федерации, созданным на территориальной основе. Политическим анахронизмом является, например, существование Еврейской автономной области, где «титульная» нация составляет меньше 1 процента населения.

Объединение с другими субъектами Федерации ни в коем случае нельзя рассматривать как процесс отказа от этнических особенностей того или иного народа.

Влияние на них русской культуры будет происходить без навязывания сверху.


Особое значение имеет разграничение между национализмом и патриотизмом.

Национализм не ограничивается защитой культурно-исторических особенностей данной нации, необходимостью отстаивать ее интересы. Это было бы приемлемо, если бы суть национализма не заключалась в противопоставлении другим нациям, на которых националисты обычно смотрят свысока.

Об истинном патриотизме, проявляющемся в любви к России, прекрасно сказал Николай Александрович Бердяев: «Любовь наша к России, как и всякая любовь, – произвольна, она не есть любовь за качество и достоинство, но любовь эта должна быть источником творческого созидания качеств и достоинств России. Любовь к своему народу должна быть творческой любовью, творческим инстинктом. И менее всего она означает вражду и ненависть к другим народам. Путь ко всечеловечеству для каждого из нас лежит через Россию».

Весьма нелегко развить процесс перехода к общегражданскому самоопределению российского населения. Категорически нельзя вести дело к общегражданской идентификации через противопоставление русской культуре, искусству, истории национальных традиций.


Мы слишком снисходительно относимся к нашим псевдолибералами, которые зачастую смыкаются с носителями ксенофобских настроений.

Серьезное противодействие русофобии, возрождающемуся нацизму, антисемитизму имеет первостепенное значение. К этому следует добавить решительную борьбу с теми, кто покушается на религиозные ценности мусульман.

Однако мобилизация на борьбу против исламского экстремизма невозможна без включения местного населения, заинтересованного в серьезном противодействии не только террористам, но и коррупционерам. Не секрет, что именно коррупция является одним из основных факторов, увеличивающих сторонников отказа от светского характера власти.


Нельзя также пройти мимо того, что происходит усиление межнациональных и межконфессиональных противоречий в результате большего притока мигрантов в Россию из государств Центральной Азии – бывших среднеазиатских республик СССР.

По оценке Федеральной миграционной службы, большая часть иммигрантов бесконтрольны, предоставлены сами себе. Нелегалы находят работу в ряде фирм, заинтересованных в привлечении поразительно дешевой рабочей силы при невыплате за нее налогов. Нелегалы вливаются в этнические преступные группы и используется этими группами, зачастую сотрудничающими с полицией.

Большое значение имело принятие Закона об ответственности региональных и муниципальных властей за межнациональные конфликты. Меньше внимания, к сожалению, уделяется мерам, определяющим ответственность работодателей, — а это должно стать одним из главных направлений ликвидации ущерба от нелегальной иммиграции.

Миграционная политика не замыкается проблемой нелегалов. Немаловажное значение имеет закрепление тех, кто становится законопослушными специалистами. Недостаточно внимания мы уделяем и вовлечению молодежи из стран СНГ в обучение в российских вузах.


Конечно, говорить о важных для России процессах в 2014 году и не сказать о международной обстановке было бы непонятно.

Итак, можно ли по-прежнему говорить о российской заинтересованности в том, чтобы юго-восток оставался частью Украины? Отвечаю: считаю, что нужно. Только на такой основе можно достичь урегулирования украинского кризиса.

Другой вопрос: следует ли включать в число «уступок» США и их союзникам в Европе отказ от воссоединения Крыма и Севастополя с Россией? Отвечаю: нет, это не должно быть разменной монетой в переговорах.

Следующий вопрос: в условиях несоблюдения минских соглашений, может ли Россия в крайней ситуации ввести свои регулярные воинские части в помощь ополченцам? Отвечаю: категорически нет. Если бы такое случилось, это было бы выгодно США, которые использовали бы такую ситуацию, чтобы держать под собой Европу на целый век.

Вместе с тем такая позиция с нашей стороны не означает отказа от поддержки ополченцев, которые добиваются учета особенностей юго-востока Украины в структуре украинского государства.


Можно ли говорить о переориентации России на Восток? Отвечаю: это не так.

Россия хотела бы нормализовать отношения с США и Европой, но игнорировать быстровозрастаемое значение Китая и других стран, входящих в Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество, было бы неразумно.

Нас часто запугивают тем, что нам грозит стать сырьевым придатком Китая. Россия уже в силу своих возможностей никогда ни чьим сырьевым придатком быть не может и не будет.

И наконец, еще один немаловажный вопрос: должна ли Россия держать дверь открытой для совместных действий с США и их натовских союзников в том случае, если эти действия направлены против настоящих угроз человечеству – терроризма, наркоторговли, раздувания конфликтных ситуаций и так далее.

Несомненно, должна. Без этого мы потеряем свою страну как великую державу.

✯☭✯

Вот что занимало ум верного рыцаря России в его последние месяцы.

Прощайте, Евгений Максимович. Поколение вас не забудет.

Благодарим за службу. Слава Империи!

На изображении может находиться: 1 человек, очки, текст и часть тела крупным планом