Дело фантомного энергомоста

В нескольких российских городах (Хабаровск, Владимир, Курск) происходит очередная активная фаза борьбы с незаконной рекламой.

К работе закономерно привлекаются сотрудники энергокомпаний и коммунальных компаний, т.к. объекты, на которых исполняют граффити и наклеивают рекламу, это подстанции, опоры ЛЭП, трансформаторные будки.

Критику вызвали расценки.
Например, “Хабаровская горэлектросеть” оценивает очистку территории подстанции в 50 тыс. руб.* (пойдут в тариф, заплатит администрация?).
Мол, чем не повод для “схемы”: заложить в смету очистку N подстанций – кто будет проверять, все ли “мусорной рекламой” увешаны (а ведь можно для убедительности и самим что-то наклеить).

Возможно, это придирки по сравнению с используемыми в нашей экономике способами освоения средств, известными еще из Артхашастры*.
По-прежнему практикуются все 40 способов от:

(1) ра­нее осуществленное вносится позже
до (30) “месяц представляется не соответствующим ему (числом) дней”…
и (40) [в отчетности] представляется не соответствующее объемным мерам.

Казалось бы, ресурсоснабжение такая сфера, где всегда можно “взвесить” результат: свет включается, тепло в батареях, требуемая по ГОСТу температура г.в.

Но порой сколько же в этом “схематоза” из Артхашастры:

(7) то, что осуществлено недостаточно, представляется осу­ществленным обильно
(10) осуществлено одним путем, пока­зывается другим
(11) то, что следовало дать, не дано, а отдано то, что не следовало давать
(12) вовремя не дано, а не вовремя дано
(13) дела мало, а представляется будто бы много

(18) то, что не внесено, представ­ляется внесенным
..
(21) сумма представляется в виде отдельных частей
(22) отдельные части представляются как (вся) сумма

Особый случай в истории новейшей электроэнергетики – строительство энергомоста в Кронштадт по дну Финского залива.

Для электроэнергетики это была лихая дерзость – кабеля на дне просто не было*.

Но под занавес 2014 года гендиректор “Ленэнерго” сформировал комиссию по приемке “законченного объекта”.

Были подписаны приемочные акты.
“Ленэнерго” отчиталась на своем сайте, что ввело в работу проложенную по дну Финского залива кабельную линию.

“…11 км подводного кабеля, изготовленного на заводе в немецком городе Ганновер. Кабельная линия позволит значительно повысить надежность системы электроснабжения Кронштадта”.

По факту ущерб в 400 млн.руб.
“Несуществующий кабель” возник как эпизод дела “о зависших на счетах банка “Таврический” миллиардах “Ленэнерго”*.

Процесс расследования растянулся на годы: дно Финского залива обследовали водолазы, происходили самоубийства, вскрывались дополнительные эпизоды.

К 2019 году фигуранты уголовного дела (бывшее руководство “Ленэнерго”) были либо мертвы, либо отсидели положенное, либо сбежали из России*.

Примечательно, что параллельно с расследованием дела фантомного моста другими фигурантами осуществлялась следующая махинация, связанная с прокладкой кабельных линий для нужд стадиона “Газпром Арена” – новые аресты последовали в мае 2020 (замдиректор “Ленэнерго” А.Горячев).

Преследования руководителей различных подразделений Россетей стали настолько привычными, что очередной арест (заместитель гендиректора ПАО “Россети Кубань” Максим Щепакин) воспринимается как рутина, в т.ч. рутина борьбы региональных и отраслевых элит за хлебные места.

Почему за эти, как говорили раньше “расстрельные должности”, идёт такая борьба – см. видео наличности крайнего фигуранта.

Подпишитесь на Телеграм-канал ПОЛИТРУК 2.0 @PLTRK, и читайте нас в реальном времени!