«Союз меча и кадила». Прикладная функция религии

Тысячелетнее крещение Руси

[Важный СТРАТЕГИЧЕСКИЙ текст Плтрк]

Владимир Путин, выступая на приеме, посвященном Дню крещения Руси, отметил, что великий князь Владимир, креститель Руси, привел народы к обретению веры и духовной опоры.

=> http://ria.ru/society/20150728/1151383114.html

«Князь Владимир положил начало формированию единой русской нации, фактически проложил дорогу к строительству сильного централизованного российского государства. Русь окрепла, возросла могуществом и авторитетом, в глазах близких и дальних соседей. На равных вела разговоры с народами и запада и востока. Хочу сказать особые слова благодарности представителям других традиционных религий России, за то что вы сегодня вместе с нами. Нас ничего не разделяет. А объединяет очень многое — единство нравственных ценностей и общее любимое нами Отечество», — сказал Президент России.

У Политрука, бывает, спрашивают: для чего государству нужен этот странный мезальянс с Православием?

Ответ прост: людям нужен моральный кодекс.

Для счастливой и честной жизни, народу в том или ином виде необходим некий моральный свод норм и правил. Система ценностей и ограничений, при соблюдении позволяющих человеку считать себя «добрым гражданином».

Поскольку кроить моральный кодекс заново, и насаждать его на скорую руку сложно чисто технически, государство вполне сознательно пытается заново «прокачать» традиционные конфессии.

Это — грамотное решение.

В России год от года строят все больше храмов. Проводятся православные ярмарки (иногда на них зарабатывают жулики а ля «Бог Кузя», но тем не менее).

Монастыри возрождают подсобные хозяйства — открываются монастырские пекарни и лавки. И какой-нибудь «Иван-Чай с мятой по-монастырски» или «Напиток лаврский шиповниковый» по рецептам келаря Троице-Сергиевой Лавры — отличный пример успешного импортзамещения «кокаколы».

=> http://monasterium.ru/monashestvo/poslushaniya/1179-t..

Играет свою роль и моральное торговое преимущество: приобретая продукты из монастырской трапезной, как-то веришь, что уж в этом-то молоке или квасе безответственные работники ног не мыли.

С людьми — то же самое: искренне верующий и другом будет без задней мысли, и беспринципным обманщиком окажется с меньшей степенью вероятности. Легче верить и доверять.

Таким образом, даже из социально-потребительского поведения следует, что люди тянутся к Церкви, как к источнику чего-то надежно-светлого. Каких-то моральных основ и гарантий. Почвы, чтобы стоять, и корней, чтобы держаться.

Церковь, 25 лет вкладывавшая веру и труд, начинает собирать первую жатву.
Православные святыни собирают все более длинные очереди из паломников.

Нравится это не всем. «Православный чекизм!» — стонет надроченная бесом Гельманом на антицерковный лад либерда. «Дремучее засилье мракобесов!» — вторит ей на басах красная лево-патриотическая общественность.

А нечего перевозбуждаться. Ничего страшного. И площади под храмы в городах русских есть, строй их хоть сорок сороков кряду, и вреда от церквей не будет, окромя пользы.

Ведите себя прилично, безбожники и бесноватые.

Господь терпел, и вам велел.

✯☭✯

Как Поколению целесообразно относиться к морально-материальному государственно-православному «партнерству Меча и Кадила»?

В первую голову, сознательно, с пониманием смысла идущей работы.

Без восстановления моральных норм не будет никакого возрождения России, тут и обсуждать даже нечего. Откуда взять честных чиновников, усердных работников, верных мужей и жен, если моральные нормы заведомо размыты?

Поэтому каждый, кто лично, сам не идет проповедовать мораль в социальные низы и широкие массы, должен смириться с тем, что это будут делать товарищи более смиренные. Возможно, на ваш личный вкус попы и дремучи (Плтрк бы, например, так о них не сказал; но технарям тут один черт ничего не докажешь), зато «что такое хорошо и что такое плохо» — так или иначе донесут и проконтролируют.

А заодно — там бомжа покормят и помоют, здесь запившего главу семейства пожурят, да ребенку в воскресной школе расскажут про мораль и про совесть, да старушке на склоне лет дадут занятие и утешение.

Это разве плохо ли, особенно пока даром?
А лично вы лучше них делать будете?
Ну и сидите себе тогда ровненько.

Во вторую голову, к традиционному русскому православно-силовому союзу, глубоко осмыслив его, Поколению надлежит отнестись с уважением, если не с гордостью.

Путин прав: Русский мир, приняв Православие, действительно обрёл ту самую духовную основу, которая вела потом русского человека тысячу лет от победы к победе.

Православие с его соборностью очень удачно легло на русский коллективизм, обусловленый тяжелыми жизненными условиями — климатическими и военными. Как говорят наши «партнеры», win-win.

Затем Православное христианство, проходя через горнило и тигель русского образа жизни, сформировало сам склад мысли народа и интеллигенции, всю их аксиологию. А значит, предопределило целеполагание развития и ход политико-социальных изменений в России, в т.ч. в XIX-XX веке.

Фактически, без малого тысячу лет до Революции русское Православие работало на моральное усовершенствование русского общества. Кто ещё принял бы гипотетический коммунизм — кроме русских, с их общиной, прозелитизмом и тягой к «жизни по Справедливости»?

Большевикам повезло с идеологией — совпадая с православной мыслью в главнейшем, корневом, она легко «крепилась» на те же «посадочные места», которые в русском обществе ранее занимала вера. Вот почему религия так легко и уверенно вернулась на ранее отведенное место, когда запреты спали.

Даже в годы советской борьбы с Церковью, намоленные ею за века в массовом сознании святыни (вера в справедливость, жизнь по моральным канонам, забота о ближнем, милосердие, смирение, труд) оставались актуальны, и общество всегда шло к этим идеалам.

Этими же идеалами мы живем и сейчас, даже если не осознаём их природы.

Таким образом, отдавая себе отчет в сложности и красоте симфонии смыслов, исполненной поколениями наших предков — верующих или неверующих — на основе столь знакомой миру христианской партитуры, Поколение не имеет права смотреть на Церковь через губу.

Всегда будучи агностиком, Плтрк прилюдно крестился на купола, когда это еще совсем не было модно (года эдак с 99-го). Ровно из принципа — «вот русская Церковь, и я, патриот, не буду её стесняться, черти вас всех в аду жри».

Этот принцип проверен, он правильный. Понимаете — пользуйтесь.

✯☭✯

При этом, естественно, представителю Поколения нет нужды воцерковляться, если у него отсутствует потребность в общине, культе и вере. Впрочем, по мере старения Поколения такая внутренняя потребность вполне может возникнуть.

Союз государства с конфессиями (православное духовенство здесь на равных с мусульманами и иудеями, буддисты подтягиваются) — объективно полезная для страны и народа вещь. Улучшает структуру общества.

Неофитам Православия не худо бы научиться не перехлёстывать в радении, запретив себе скатываться до уровня провокатора Энтео или Безумных Хоругвеносцев. Но как раз крайние проявления клерикализма — во власти секулярной части гражданского общества, потому что действия практикующих мракобесов обычно вполне подсудны.

А бороться с колоколами, храмами, памятником св. Владимиру, «религиозной пропагандой» и всем таким прочим Поколению нет никакой необходимости.

Для верующих представителей Поколения «Союз Меча и Кадила» — совсем не проблема. А для неверующих — если и проблема, то не наша проблема.

Аминь.

PS. Даже не начинайте меж- или антирелигиозный срач, товарищи.

Каждый первый «церквеборец» считает, что он — высокообразованный венец цивилизации и предельно трезвый интеллектуал, чуждый религиозного дурмана, и уже потому заведомо более умный.

Подобный взгляд по меньшей мере глуп, и свидетельствует скорее о дремучести и недалекости самого взирающего. Ничего даже рядом подобного. Если ты такой высоколобый, то где же твоя широта взгляда и высота полёта мысли? Предъяви, удиви нас!

Это как раз мемы за Докинзом повторять — много ума не надо.

Осмыслить и оценить веру предков — надо много ума.

Не справились — значит, это у вас недостаточно.