1/4 демократов хочет “другого Байдена”- ничего странного

Ничего “странного” в американском тренде не видим. Раньше #MeToo казалось грозным оружием, – но республиканцы при Трампе ни одного абьюзера так и не сдали. Даже шерифа-насильника помиловали, ноу проблем.

На этом фоне Демпартия могла бы проявить принципиальность… но споткнулась об Байдена. Продавили же партийные бонзы Байдена вместо Сандерса и Мэра Пита? Так и хавайте вашего Байдена.

Ежу понятно, что дряхлый богатый белый наследный номенклатурщик окажется абьюзером. Это само собой, как 2*2, имманентное качество. В его поколении абсолютно все VIP’ы – абьюзеры. Даже от страны и рода занятий не зависит.

Например, Венедиктов, с которым вы, @vShkliarov, премило раскланиваетесь. Уж казалось бы – статус срани, внешность дрисного пуделя, околонулевые финансовые возможности, дряхлый – пощечиной перешибёшь… И то ухитрился напакостить. Безнаказанно.

Молодой избиратель Демпартии не понимает, почему ему навязали символ всего, что он ненавидит, и заставили голосовать за это. Вместе с тем, партия и её электорат на практике убедились, что противник (республиканцы), не сдавая своих Трампов, Кавано и подобное говно, стал только сильнее и консолидированнее. Далее включается “битва брони и снаряда”: и мы сплотимся! и мы не сдадим! и наши насильники останутся при власти и статусе!

В конечном итоге выиграет тот, кто брезгливому к старым абьюзерам поколению предложит чистых политков, – и политиков максимально нединастийных. Если бы молодые “Ослы” в январе обчихали старую номенклатуру насмерть, вышвырнули труп Байдена из партии и сделали знаменем кампании хоть Уоррен, хоть Буттигега – им чисто на поколенческом ценностном разрыве удалось бы и из “слоновьего” электората часть перетянуть.

Точно так же и у нас происходит, хотя и по другим поводам.

Всё старое должно поскорее уйти в землю. Они нас всех погубят, эти проклятые древние отморозки. Перед тем, как наконец избавить от себя планету, они натворят столько бед, что нашему поколению их предстоит разгребать до собственной старости.