ОПЕК+, провал/триумф, “Ъ”, #тезисы.

Из-за новой сделки ОПЕК+ российская нефтяная отрасль просядет на 8,4%. Будет пробито дно 1994 года. Сокращение добычи не приведёт к росту нефтяных котировок. Нефть едва ли превысит $30 за баррель. Доля внешнего рынка России понизится параллельно с его сжатием.

1. В ситуации винят избыточное предложение нефти со стороны сланцевых производителей в США (старая проблема, жили не тужили) и внезапный коронавирус: из-за карантинных мер спрос упал на 15–30%.

2. Крупнейшие мировые производители не могли договориться. США 5 лет наращивали добычу сланца, а Саудовская Аравия и Россия вместе с союзниками в ОПЕК+ сокращали добычу. Пришёл вирус, спрос на нефть упал, Россия отказалась поддержать саудитов. Бюджет Саудовской Аравии балансируется при цене около $80 за баррель, поэтому Эр-Рияд решил начать ценовую войну.

3. 1 апреля цена физической поставки североморской нефти North Sea Dated снизилась до $15,3, а Urals – $8,95 за баррель, минимум с марта 1999 года. При такой цене экспорт невыгоден, не покрываются даже операционные затраты.

4. Вчера в ОПЕК+ согласовали сокращение на 10 млн б/с на май—июнь, на 8 млн б/с до конца года и на 6 млн б/с до мая 2022 года. Страны за пределами ОПЕК+ — США, Канада, Бразилия, Норвегия — никаких обязательств на себя не взяли (т.е. теория “Сечин ввязал США в ОПЕК+, это дороже любой Венесуэлы” – враньё).

5. Россия надолго оказывается связанной условиями сделки с Саудовской Аравией, а США вновь получают свободу действий, если цены на нефть вырастут. При падении цен на Urals до $10 за баррель снижение добычи действующих скважин может достигнуть 20%. При цене Urals $20 за баррель добыча может снизиться на 5%, в основном за счет трудноизвлекаемой нефти. В первую очередь будут исключать высокообводненный фонд, который и при недавних ценах ($60 за баррель) был на грани рентабельности. Не все эти скважины впоследствии удастся расконсервировать, часть будет утрачена.

6. По структуре снижения: процесс не затронет «Газпром» с его конденсатом, а влияние на НОВАТЭК будет незначительным. Добычу не должны будут сокращать проекты по соглашениям о разделе продукции и малые компании. Почти половину сокращения возьмет на себя «Роснефть».

7. Цена нефти в результате не вырастет в ближайшие месяцы, а в лучшем случае стабилизируется.

8. Для бюджета это означает падение доходов от нефтяной отрасли в несколько раз. Объем бюджетных поступлений от всей нефтянки – около 1 трлн руб. против 6 трлн в 2019 году.

9. Компании ждёт заморозка инвестиций в геологоразведку, проекты строительства трубопроводов для новых месторождений, модернизацию НПЗ (с соответствующим сочетанным эффектом на микроэкономику отраслей и регионов).
–––

Как-то всё это не очень напоминает победу.