Наша страна

Политактив Вечернего Политрука коллективно подготовил свой взгляд через призму прошлого, в настоящее и будущее идущих за Поколением.

Давайте не будем себя жалеть.

Давайте смотреть в глаза друг другу и не уклоняться от неприятных тем.

Давайте попробуем описать, как будет складываться ситуация в следующие несколько десятков лет XXI века.

Конфликтам, которые разгорались в нулевых и продолжились в десятых — Арабской весне, военным действиям в Сирии, гражданской войне на Украине — возможно, будет придумано общее броское название. Можно уже назвать это “Долгой войной XXI века”, чтобы признать факт: деятельность различных политических сил по ту и эту сторону Ла-Манша не нацелена на построение гражданского мира на планете.

Прогнозы о том, как будет развиваться “Долгая война XXI века”, предлагались неоднократно. На заре XXI века ряд экспертов и политологов полагали, что “горячая фаза” начнется уже к 2013-2014 гг., а “всё закончится” к 2019 году.

“Горячую фазу” делили на несколько фаз и этапов на разных театрах военных действий, но обязательно выделяли:

— дестабилизацию Большого Востока

— ограничение ресурсоснабжения отдельных регионов для провокации экономических кризисов;

— региональные конфликты по периферии конкурентов США;

— провокацию социальных, межэтнических и межконфессиональных конфликтов, масштабные акции гражданского неповиновения, мятежи, массированные теракты, агрессивный сепаратизм, гражданские войны (М.Муравьев, 2006 год)

В «Проекте долгосрочной стратегии национальной безопасности России» (МГИМО/МИД_2016 год) указывали, что в 2015–2025 гг. завершится подготовка к глобальному военному конфликту, цель которого восстановление “локальной человеческой цивилизацией” (ЛЧЦ) Запада своего доминирующего положения в системе международных отношений.

После 2021 года окончательно закончится формально «мирный» период в отношениях между Россией и условным Западом, к 2021–2022 гг. завершится, в основном, военно-техническая подготовка западной ЛЧЦ к глобальной войне, а к 2050 гарантированно начнется силовое противоборство между разными ЛЧЦ за контроль над военно-политическими и финансово-экономическими системами в мире.

На этой «карте мысли» представлений о международных отношениях (МО) в XXI веке только обозначены основные группы факторов и тенденций, формирующие субъектов (МО) и — как ее часть и следствие — военно-политическую обстановку (ВПО)

При этом эффекты ядерного сдерживания ослабевают из-за развития кибероружия, глобального ПРО, распространения практики сетецентрической войны.

Одновременно размываются границы между военными и мирными средствами, а значит, постепенно стирается граница между войной и миром.

Сегодня не существует “до” и “после”, четкой грани между политикой и войной, когда войска переходят границу, захватывают территории, масштабно используют военную силу, политики объявляют войну, а дипломаты разрывают отношения.

Традиционные атрибуты войны уходят в прошлое.

“Мирный процесс” комбинируется с военным, силовым противоборством.

“Партнеры” ведут переговоры, продолжают сотрудничество в различных сферах и одновременно проводят враждебные друг другу действия.

В перспективе до 2025 года будет доминировать первый из указанных сценариев, который постепенно будет вытеснен сценарием №2 после 2020–2025 годов.

Россия помогает сопротивлению на Донбассе, одновременно предоставляя кредиты Киеву, не прекращая поставки газа.

США вводят санкции против России, бомбят военные базы Сирии (союзного России государства), сбивают сирийские самолеты и беспилотники, но покупают у России (а Россия продаёт) ракетные двигатели, декларируют совместную с Россией борьбу против терроризма. Россия покупает ГКО США и одновременно планирует ответные санкции и т.д.

В нынешней оруэлловской конструкции “мир-это война” определять, чего больше — “мира” или “войны”, придется по соотношению элементов сотрудничества и военного противоборства.

По количеству тех или иных элементов в конкретный момент времени можно будет определять, холодная или горячая сейчас фаза “Долгой войны XXI века”.

В Проекте указывается, что тенденции изменения основных параметров системы международных отношений (разнообразие, взаимосвязь, взаимозависимость её элементов, скорость распространения норм в системе) столь непрогнозируемы, что состояние мира через 30 или 50 лет может противоречить любым прогнозам и существующей сегодня картине мира.

Развитие ВПО, стратегической обстановки (СО) и вероятных войн и конфликтов во многом детерминируется развитием МО и отношений между ЛЧЦ: влияние войн, конфликтов и логики военно-технического и военно-политического развития на МО не только существует, но и может быть весьма существенным, хотя (на данном рисунке) оно и не показано.

Но конкретные решения необходимо принимать здесь и сейчас.

В Проекте указана важная информационно-политическая тенденция: в мире сейчас на постоянной основе планируется и формируется заведомо ложная, «виртуальная» реальность, под которую позже, с помощью самых разных средств, подгоняется действительность.

В формировании этой реальности участвуют неправительственные международные организации, транснациональные компании, распределенные интернет-сообщества, социальные сети, их идейные и корпоративные лидеры, армии ботов и троллей, искренние или оплачиваемые ЛОМы, офицеры и рядовые нынешнего общего медиапространства и т.д.

В нашей “виртуальной”, а потом и самой настоящей реальности возникают сущности, которые начинают непосредственно влиять на политику.

“Русских хакеров”, взламывающих выборы в США, по-прежнему никто не видел (более того, есть несколько содержательных расследований-опровержений антиамериканской деятельности “русских хакеров”, но они оказывают непосредственное влияние на политику США и России и международное положение в целом.

Виртуальные, никем не доказанные контакты Трампа с Россией (по сути исключительно умозрительные сущности) — это важнейший элемент внутренней политики США, отразившийся на весь “мирный процесс” возобновления партнерских отношений между Россией и США.

В эту же копилку можно поместить “Допинговые скандалы” и блокирование участия российских сборных в различных международных спортивных мероприятиях. Новость 22.06.2017: МОК готовит санкции против России из-за допингового скандала.

Надо признаться себе, что роль в международных делах подобных виртуальных сущностей будет возрастать, а их комбинация может приводить к непрогонозируемым эффектам.

Возьмём только некоторые:

— агрессия России против Прибалтики (в качестве объекта агрессии указываются и Швеция, и Грузия)

— киберагрессия России против других государств /причем здесь имеется в виду и вмешательство и в коммерческую (работа банков, инфраструктур…), и в общественно-политическую деятельность (выборы, опросы…)/

— ограничение свободы слова, борьба с инакомыслием, убийство /Путиным/ политических оппонентов

— притеснение геев в Чечне (эта сущность настолько популярна, что петиции на change.org уже собрали сотни тысяч голосов)

— кровавые преступления СССР против своих и не своих народов.

Зарубежные издания неустанно прокачивают эти темы, например, моделируя, как Россия нападет на ____, “взломает выборы” в ______.

После того, как прибавилось участие России в военных операциях в Сирии и тем более после того, как прекращено сотрудничество США и России по Сирии и возросло число “конфликтных ситуаций” в регионе , медиа стали продавать «войну с участием России» с еще большим информационным резонансом.

Публицистика на эту тему щекочет гражданам нервы, заклинаниями «война-война» публика подготавливается к некоей умозрительной «неизбежности»: сначала принять факт вероятности войны, потом начать моделировать ситуации её развития и даже внутренне готовиться к этому, вовлекая в этот тлетворный процесс и политиков, и военных.

При этом “Долгий конфликт XXI века” с изменяющимся соотношением элементов сотрудничества и силового противоборства продолжается, угрожая возникновением новых или развитием старых “горячих фаз”.

В этом процессе для России таится скорее не военная, а информационная угроза.

Мы привыкли понимать под войной традиционные её элементы, включая мобилизующее общество одно на всех горе, вызов, некий перелом, переход границы (22 июня 1941 года) и одна на всех Победа.

Когда граница эта не обозначена, когда её в традиционном понимании уже и нет, а медиа продолжают склонять бесконечное “война-война”, наше общество, в котором есть исчерпывающее, основанное на опыте нескольких поколений представление, что такое война, не готово воспринимать происходящее как вызов.

Ну, смешно ведь? Еда есть, боевых действий — нет. Какая война?

Мы генетически не можем поместить в одно смысловое поле со своей нынешней относительно благополучной жизнью эту страшную сущность под названием «война».

Да и кому с кем воевать?

НАТО с Россией?

США с Россией?

А как же ядерный пепел?

Украине с Россией? Ну-ну.

А то, что долгое противостояние будет происходить скорее в плоскости конкуренции гражданских наций за выживание, за доминирование — это слишком заумная, слишком виртуальная мысль.

При этом, для нас бесконечное жонглирование терминологией “война-война”, “волки-волки” скорее не мобилизует, а отвлекает — создаёт в будущем некую «отправную точку», которая всё изменит, поэтому и в настоящем не требуется прилагать выдающихся усилий. Эта технология построена, в том числе, на специфике мозга обходить моменты незапланированных энергозатрат и купировать событие до незначительного или не замечать из-за частого повторения.

У нас вообще любят эти «отправные точки», когда может всё измениться — «через 20 лет при коммунизме», «вернем Царьград», «вот падёт режим… доллар… рубль… цена на недвижимость…»

Будущая «отправная точка» — оправдание собственной пассивности, включение механизма ожидания какого-то события в будущем. Через такие “отправные точки” в сознание сознательно внедряется и расширяется “разлом”, прогрессирующий в пропасть между реальным и вымышленными мирами.

А будущее происходит прямо сейчас.

На кону — места в долгом забеге XXI века. Среди политиков настоящих буйных немного, все хотят подставлять, а не подставляться, поэтому «горячего» разрешения многочисленных проблем цивилизации, вероятно, не случится.

Финансовое, экономическое, политическое, технологическое переустройство мира будет постепенным. Реальность не будет кардинально меняться на “до” и “после”.

Кризис будет нудным, долгим, вялотекущим, временами скучным: Юг будет давить на Север; США, Евросоюз, Россия будут маневрировать и ошибаться.

Возможно, кризис даже не выявит абсолютных победителей.

Но давление на Россию будет только усиливаться. Соотношение “мир-война” будет меняться не в лучшую сторону.

Любая прекраснодушная надежда защитить деньги, имущество, права… за рубежом будет становиться всё более зыбкой /см. недавний запрет таможенных органов Франции ввезти России натурные образцы продукции военного назначения на авиасалон в Ле-Бурже/.

Многим почти невозможно поверить в долгий кризис XXI века, в то, что мобилизация давно закончилась и граница пройдена.

Наверняка основная масса людей рассчитывает, что всё образуется, что власть в России сменится (или наоборот укрепится), жизнь станет лучше и веселей. Произойдет некая “победа” [страны], “прорыв” без усилий и внутренней сосредоточенности.

Алгоритм работы западной информационной реакции на любое событие, связанное с Россией, позволяет сделать неутешительный вывод: политическая и информационная системы Запада настроены на противостояние, на подавление позитивной повестки, подавление позитивной информации о России.

Ради этой пропагандистской работы любое лыко идет в строку. Поиск уязвимых мест продолжится.

Виртуальные сущности будут множиться — например, в части ревизии истории Второй мировой войны:

— продолжат шествие миллионы изнасилованных немок (уже умерших по старости и потому согласных подтвердить что угодно);

— умножатся преступления СССР /см.продолжающуюся работу форума Петербургский диалог/

— возникнут новые доводы, чтобы уравнять СССР и фашистскую Германию, Сталина и Гитлера…

В этому году жители Чехии праздновали освобождение Праги с американскими флагами, а реконструкторы были в одежде союзников.

Украина уже освобождала Первым Украинским фронтом концлагеря.

Поляки в недавно изданной книге «Красная чума» / о преступлениях Красной Армии против Польши/ пишут, что «Советы украли даже Освенцим».

В России на русском языке (!) один популярный “мыслитель” в преддверии Дня скорби пишет: во “Второй мировой войне победило зло большее, чем «фашизм»” (не будем приводить ссылку).

Именно под эту виртуальную реальность подгоняется действительность.

Конструкция будущего вырастает прямо сейчас.

И постепенно получается, что мешанина вчерашних событий прямо на наших глазах становится объяснена, и часто не без нашей помощи:

— одни постепенно становятся совсем плохими (а их ошибки становится чудовищными), другие хорошими (они лишь изредка заблуждались)

— одни убитые — безликой серой массой, другие — героями

— серое превращается в черное, радужное пятнистое с кровоподтеками — в белое

— одни становятся агрессорами, преступниками, убийцами, другие — выдающимися борцами за справедливость и лучшее будущее.

“Виртуальная реальность”, “пересмотренная История” начинает укореняться в головах.

Какие-то версии, не совпадающие с основными, становятся одиозными и смешными.

И “внезапно” в этом долгом конфликте окажется, что каждый из нас виноват. Виноваты наши дети и внуки. Просто потому, что мы живем в нашей стране.

Это будет логичной и закономерной частью схемы, обретающей все новую неоспоримую монументальность. “До” и “после” могут оказаться разнесены на десятилетия, и /квази/война будет проиграна по-настоящему (с контрибуциями, уступкой территорий, утратой имеющегося международного статуса…) даже не начавшись в традиционном понимании.

Поэтому включаться в долгий забег по “переустройству XXI века” нужно было еще вчера. Возможно, это “забег” на несколько поколений, в котором не будет концентрированного ужаса, подобного обрушившемуся на нашу страну 22 июня 1941 года, не будет подвигов хоть сколько-нибудь соразмерных Великому подвигу народа в каждый из 1418 дней Великой Отечественной войны, но это не отменяет вероятности постепенных изменений в мира, которые на определенном этапе можно будет назвать поражением одних /дезориентированных, расколотых…/ и победой других /сосредоточенных, устремленных впёред/ наций.

«Устремленным вперёд» гражданским нациям очень радостно наблюдать конкурента, тревожно переминающегося на месте и ожидающего то ли войны, то ли сотрудничества, то ли инфляции, то ли новых манифестаций, то ли санкций, то ли падения-роста-замедления… курсов и цен.

Еще радостнее будет “партнёрам”, если они увидят, как переминающийся недотепа попробует устроить какой-нибудь акт самоубийства (выхода из гонки).

Очень не хочется узнавать в этом недотёпе Россию.

У России уникальная ситуация. Сейчас в мире одновременно развиваются сразу несколько кризисов, сходятся в одну точку резонирующие процессы: меняются уклады жизни, в т.ч. технологические, продолжается кризис мировой валютно-финансовой системы и кризис глобализации.

Среди участников «цивилизационной схватки» у нас есть лазейка.

Россия пусть не на самом высоком уровне, но самодостаточна.

России гарантирует защиту собственных рубежей. Впервые за всю историю страны нет проблем с продовольственным обеспечением.

Конечно, России очень непросто увернуться от участия в каком-нибудь сколько-нибудь крупном мировом конфликте

Но нужно приложить все усилия, чтобы вновь не стать «расходным» материалом «эволюции», смены цивилизационного цикла, экономического, технологического укладов или каких-то других фундаментальных изменений, которые намечены по программе.

Нужно осваивать свою страну, максимально связать её транспортными артериями, сделать удобной для жизни.

Нужно преодолеть недоверчивое отношение друг к другу между гражданами России, между гражданами России и других стран, максимально купировать опасные механизмы саморазрушения общества, которые стабильно продолжают тикать в нашей стране сотни лет.

К разрушительной работе некоторых западных политиков и медиа целесообразно относиться спокойно.

У них своя жизнь, своя работа, свои убеждения, свои способы подгребать к ногам своих граждан как можно больше благ, которые можно урвать на планете Земле, свои способы выиграть «Долгую войну XXI века».

У нас – свои.

01. СУБЪЕКТ. Эра Свидетелей Перестройки

#-— ЦЕЛЕВАЯ_АУДИТОРИЯ

Начнем с самого главного. Определим целевую аудиторию.

Политруку кажется, что он наблюдает и формулирует ценности поколения так называемых «Свидетелей Перестройки». Это современное, актуальное, трудоспособное поколение постсоветских русскоязычных людей, чей жизненный опыт и интеллектуальный уровень достаточны для того, чтобы осмысленно рассуждать о Пути, которым при их жизни должна идти их страна.

Очень важно как следует описать тех, к кому ты обращаешься, чтобы не отвлекаться на оклики посторонних.

К счастью, Эпохе свидетелей перестройки и самим этим Свидетелям посвящен один довольно подробный текст.

Вот он:

—-
Эпоха свидетелей Перестройки

У моего поколения имеется уникальный жизненный скилл: нас какое-то время честно растили советскими людьми.

Культура воспитания советского человека была насыщенной с раннего детства. Над агитпропом трудились лучшие умы современности — наиболее талантливые авторы, композиторы, художники, поэты, отобранные из 3 поколений активных советских людей. От громовержущих Горького и Маяковского до пастельных гуманистов Крапивина и Алексина, от трогательных сказок полевого командира Гайдара до «Почемучки» и «профессора Фортрана» — все это великая советская детская литература. И каждое последующее поколение пропагандистов и педагогов — шлифовало и оттачивало опыт предыдущего, каждое — наращивало инструментарий.

Они целеустремленно гранили человека будущего. И мы — последняя разработанная ими опытная модель. Другого такого поколения не было. На нас все закончилось.

Светлое будущее отменили. Раздали утешительные ваучеры, которые никому не пошли впрок.

Итог: сегодня на каждого постсоветского молодого человека лет тридцати найдется советская патриотическая песня, от которой у него защиплет в носу. Или фильм. Или стих.

Отсюда и — «Очень хочется в Советский Союз — ядерный, страшный, большой, коварный».

Соответствующее явление в современной культуре => http://rutube.ru/video/4f305b15aa5476dc40617e95b3c268..

Хорошо это или плохо? По-моему, в этом — исторический шанс.

России, как ее ни назови, объективно нужно быть ядерной, страшной, большой и коварной. Потому что, как оказалось (и многие со временем это заметили), в свободном мире довольно стремно быть няшей: не сожрут, так понадкусывают.

Кроме того, России объективно нужно оставаться социальным государством — ну, хотя бы внешне стремиться к этому. Без социальной инфраструктуры в наших широтах не выживешь: население отморозишь.

А ведь у «Красного Монстра» нашего детства были свои достоинства. Вроде улиц, на которые совершенно не страшно отпускать детей, и даже без мобильников. И вообще монстр-то наш был довольно пушистый. И заботливый. И предусмотрительный. Скажем, не устраивал депортационных лагерей и факельных шествий, а спокойно трудоустраивал и лечил таджиков и узбеков по месту их жительства. Не самый хитрый процесс, но «свободные нации» аналогичный настроить отчего-то никак не могут. Включая, впрочем, и русскую…

И именно благодаря советским установкам, «доброта и ум» государства у нас предполагаются ориентиром по умолчанию. Между тем, существуют, как мы теперь на своей шкуре знаем, и иные форматы государства, при которых забота о населении необязательна. И многие признаки указывают на то, что наше «пост-социальное государство» постепенно дрейфует в этом направлении. Неудивительно, что бывшие советские сопротивляются: государство для России — система жизнеобеспечения, отдавать последний скафандр и акклиматизироваться в открытом космосе общество не готово.
И вот со всей этой чередой возрастных инсайтов, тенденций и предметов для ностальгии мы въезжаем в эпоху перемен.

На нее-то и выпадает заря активности поколения «последних советских».

(Как ни чести нынешние власти, они в любом случае не вечны. Что за смену они растят себе сами — вопрос отдельный; править Бурматовы очевидно не будут, потому что «брежневский бэби-бум» — явление демографически значимое, и так просто всех пассионариев этой волны не задвинешь).

Демографически получается, что в течение ближайших 10 лет в России так или иначе интегрируется в социальные структуры высокого уровня (получит заметные руководящие посты в промышленности, на госслужбе, в бизнесе) последнее советское поколение.

А ведь это — поколение последних пионеров, заставших наиболее распространенный тип советских лагерей и дворцов — пионерские.

Поколение дворовых Неуловимых Мстителей, Электроников, мушкетеров, Гостей из Будущего, монахов Шаолиня, — смотря что недавно показывали по ЦТВ. Поколение наивных мистиков, пересказывающих друг другу не кислотные бредни, а истории Красной Руки и Черной Простыни, про Черного Альпиниста и про инопланетян, и вызывающие на эфирную связь дух Пушкина. Поколение скептиков, верящих науке, а не суеверию или религии. Последние из граммарнаци, которых еще учили, что как пишется. Последние из Ордена Хранителей в памяти Корпуса Текстов Советской и Прогрессивной Зарубежной Фантастики.

Последние из Землян, кто хотя бы представляет себе, что все люди — братья, а в конце истории вообще-то должны были быть не прибитые к Красной Площади яйца, и даже не удвоение ВВП, а прямо вот всеобщее светлое будущее.

Причем эти мои сверстники, последний штамм советской цивилизации — в большинстве своем до сих пор неплохие люди.

Пионеры, в чем-то поверившие Цою, но так и не предавшие Чебурашки.

Отсюда проистекает упомянутая в зачине фича нашего поколения.

Советское литературоцентричное детство, школа, система передач телерадиовещания (от «Радионяни» до «Юности», со всеми остановками на «Пионерскую зорьку» и «Будильник»), Союзмультфильм и сеть специализированных киностудий выращивали совсем других людей, нежели те, чьи родители в условиях педагогического хаоса 90х попали под Спока и Монтессори. Еще сильнее отличаются от нас, последних из книгочеев, представители гиперподключенного поколения нулевых, воспитанные уже повсеместно доступным «рейтинг-ориентированым» телевизором, и не менее доступным и «рейтинг-ориентированным» интернетом.

Разница эта определила уникальный интеллектуально-психологический облик поколения. Помимо наличия более сложного аппарата морально-этических установок, бывший советский школьник по сей день более информирован об окружающем его мире, об истории, о Вселенной и обо всем таком.

О Самых Главных Вопросах.

И получается, что у советского школьника последнего поколения — самый широкий из активных слоев населения горизонт обзора.

Кстати, именно поэтому многие явно или незаметно для себя просоветские граждане так вскинулись на Ливию и Сирию: им понятен масштаб угрозы.

Люди же «ельцинской» эпохи во время оно, видимо, пытались перестроить свое восприятие с советского на «современное, западное», и где-то на этом пути не справились с объемами информации. Отчего и приняли себе за мировоззрение — оголтелый западный агитпроп. Просто в силу его легкодоступности. Been there, done that.

Так или иначе, результатом посттравматического преобразования аксиоматики части советских людей (мы их нынче зовем «либералами») стало резкое сужение кругозора. Максимум амбиций — урбанистика на подсосе у Мэрии.

Неудивительно, что проблематика последовательного разрушения очагов цивилизации в арабских странах представителям этой категории граждан далека, чужда и незаметна, мусульманская угроза для них — это ввезенный кровавым режимом для замещения их любимых смуглый дворник у подъезда, ежедневным жертвам американских дронов они также не сочувствуют, и вообще, «кому мы нужны, давайте сдадим Арктику и все ракеты».

Легко понять, что «детей покемонов», т.е. поколение 00х, «последние из октябрят» на данный момент тоже бьют в пространстве возможностей. Хотя бы потому, что последним советским сейчас 30-40, и многие нашли свое место в жизни (что молодежи будет сделать только труднее, если судить по западному опыту «стареющего общества»).

Таким образом, в течение ближайших 10-15 лет страна имеет все возможности пойти курсом, который определит выдвигающееся поколение последних советских людей [разной степени сохранности]. Это ли не исторический шанс?

И важное преимущество: только у последнего советского поколения есть за плечами некое общее поле смыслов, комплект ролевых моделей, единая структура ценностей — не применяемая на практике, но не забытая. Эталонная «Судьба барабанщика», записанная на подкорку. Кодекс строителя чего-то неопределенно-хорошего, для всех, даром, и чтобы никто не ушел обиженным.

У всех остальных ныне живущих поколений, действующих на подлунных подмостках или только вступающих в жизненную игру, нет никакой системы ценностей, на которую они могли бы опереться.

Отсюда — и ватаги воинственной молодежи «на говне» и в фашистских британских брендах, с мутными представлениями о реальности, в поисках идентичности, названия которой они не знают.

Отсюда же — и метания творческой интеллигенции. Посмотрите на «выпавшего из обоймы» Кашина: мечется человек от сурковщины к либеральщине, а оттуда — к «Русскому полю экспериментов». И что же за эксперимент в итоге он собрался помочь поставить? Запуск Спутника через Погром? Непоследовательно, не взлетит. Попробуйте еще вернуть царя, вон треть населения уже и не против.

Отсюда же — и навсегда отбывающие в Таиланд расслабляться активисты гражданских проектов Навального. Энтузиазм есть, а ценности за ним нет. Вышло из моды — снимите это немедленно.
Короче, разброд и шатание.

Так или иначе, сейчас, когда спираль истории заходит на новый виток, мы входим в зону турбулентности. Поколенческий конфликт во власти вышеописан, геополитическая ситуация нестабильна, социальная система не в лучшем виде, в экономике пророчится глобальный швах, ввиду чего довлевшие 20 лет глобалистские идеологические концепции исчерпали себя. Россия же устала от прозябания, нарожала детей и жаждет рвануть вперед. Никакой рубежной задачи или цели фрустрированному обществу при этом не предложено, — и оно, как собака на блох, бросается на мелкие проблемы, кусая себя самое. Вакуум идей требует заполнения, и самотеком заполняется всяким опасным сором.

В таких исторических условиях обычно начинаются войны, или устанавливаются авантюристские фашистские режимы. Если ничего не предпринимать. Но вообще-то нас не так учили — «взирать хладно», когда «Родина Опасносте!»

И наличие у нашего поколения некоей общей идеологической основы, — даже не платформы, просто системы координат, — это наше огромное историческое преимущество. «Сам погибай, а товарища выручай» (откуда на самом деле черпает силы кричалка «один за всех»…), «Измена Родине — это страшное преступление», «Человек рожден для счастья, как птица для полета», и «Нельзя стать счастливым среди боли народной» — это основа, к которой всегда можно апеллировать. Постепенно это даст о себе знать.

А в сочетании с появившимся у многих личным опытом:

«счастлив я был не на Мальдивах с коктейлем в руке, не в банке с выпиской со счета, а под Новый год, у сияющей елки, в Великом Могучем Советском Союзе, в хлопчатобумажных жутких колготках, под одеялом, с фонариком, над доброй хорошей книжкой про космическое будущее Человечества» —
…это создает для нас уникальную ситуацию.

Может быть, мы — не последний штамм забытого и заброшенного советского эксперимента по выращиванию идеального человека, а семена, посланные нашими мудрыми предками в будущее.

Чтобы прорасти — и сделать будущее возможным.

Но чтобы им прорасти, семена будущего нужно немножечко поливать. Чем потихонечку и займемся.

02. МЕСТО ДЕЙСТВИЯ. Космодром «Россия»

#-— МЕСТО_ДЕЙСТВИЯ

Далее необходимо определить территорию, для которой актуально применение сил нашего поколения — Поколения Свидетелей Перестройки.

О поколении Свидетелей Перестройки

Совершенно понятно, что главной зоной применения талантов и трудов любого Свидетеля, не смотря на глобализацию, остается Россия. Даже те из нас, кто временно или навсегда эмигрировал из России под давлением тех или иных обстоятельств, образа жизни или трудовой деятельности, продолжают интересоваться судьбой России и происходящим в ней.

Тем важнее понимать, что же такое — Россия сегодня. По крайней мере, чем она должна быть в глазах нашего поколения.

К счастью, об этом также существует давно опубликованный и довольно популярный текст. Вот он:

—-

Однажды мы с отцом уехали на рыбалку в башкирский покойный совхоз. Хозяйство когда-то было богатое: конезавод, молочная ферма, посевы и рыбное хозяйство на мелиорационном пруду.

Когда все рухнуло, совхоз закрылся, коней поели, ферма акционировалась и разорилась, а пруд, а с ним и егеря в избушке, выкупил некий умеренно-рукастый частник большого города — «теперь не местный он уже будем говорить, теперь он балшой человек из Уфы, так наверное». Приспособил под платную рыбалку: расставил пару лавочек и мангалы. Впрочем, без особых изысков, если не считать действительно хорошего отопления в егерской (бывшее рыбоуправление). Электричество, подозреваю, ворованное, но все же тепло — великая вещь.

А рыбу в пруд теперь закупают в Уфе готовую, на природу особо не рассчитывая. Говорят, клюет, но у нас в тот заезд ни разу не клюнуло. Ну, не суть.

В эту поездку я впервые понял, на что похожа моя земля после СССР. В самом широком смысле.

Все эти централизованно-управляемые фабрики по производству продуктов, рассчитанные на перекидывание на них части рабочей силы в моменты пика урожая. Все эти блочные и панельные типовые дома, скучные, зато расположенные на гигиенически правильном по нормам инсоляции расстоянии друг от друга. Все эти сквозные ГОСТы, стандартизирующие все, чтобы все было под контролем. Все эти энергетические установки, выдающие мощь, избыточную промышленности и быту, способную отапливать целые города, используя их как градирни. Все эти бескрайние пространства, среди которых вдруг, — бетонка от шоссе, овальные лужи просевших плит, — натыкаешься на титаническую махину чего-то грандиозного, недостроенного, откровенно неземного. Все эти мрачные секреты, оправданные масштабом задач. Все эти средства передвижения, в равной степени яростно вгрызающиеся в дорогу и в печень водителя: не роскошь, а «техника». Не собственность, инструментарий.

Постсоветская Россия похожа на космодром.

На пространство, использованное людьми, объединившимися, чтобы создать нечто настолько грандиозное, что его реализация в жизнь приравнивается к единовременному отбытию всей командой далеко-далеко, в Бесконечное Царствие Небесное.

Отсюда такая отрешенность: «Незачем слишком уж обустраиваться, мы здесь по делу».

В каком-то смысле, так и было. Люди космической советской эпохи играли в гонку на выживание по слишком многим параметрам: им нужно было бороться со внешними экономическими, военными и геополитическими, социокультурными тенденциями, параллельно наращивая научный прогресс и сопротивляясь человеческой природе самих строителей.

Думаю, поэтому, в частности, совестким со сталинских примерно времен (этот-то был как раз большой прагматик, понимающий значение частного) не приходило в голову как следует украсить и обжить космодром «Россия». Сердце держали холодным: чем-то надо платить, чтобы выжить, обогнать, победить всех — и земное притяжение впридачу.

Наладить медицинское обслуживание населения — да, завести отдельных для каждого добрых семейных докторов — нет. Часть территории отдать под опасные испытания, часть — бросить неосвоенной за ненадобностью (для «взлета» должно хватить уже известного — «вот коммунизм построим, тогда и газ проведем, и дороги появятся»). Не церемониться с мешающими на космоверфи, охранном периметре и стартовом столе. Не церемониться с собой, с командой и со строителями: обрастать некогда, вся жизнь — вахтовый метод. Не картина — мозаика, не марки и бренды — одежда и обувь, не деликатес — рацион.

В итоге, в наше пришедшее время скудная постсоветская материальная культура канула, духовная — сияет, но уже очень издалека, а советское присутствует лишь грандиозностью мемориально-индустриального ансамбля.

Путь в Советский Космос лежал не через няшки и финтифлюшки, а через ангары, топливно-энергетический комплекс, лаборатории и мастерские. Громоздкие и непонятные, они-то и сохранились. Банальных, со вшитым лампасом, синих гамаш советской эпохи — днем с огнем не найдешь, а павильон «Космос» по-прежнему стоит, и даже ржавый поражает воображение.

Древние явно имели какие-то забавы и планы, нам непонятные, а потом вдруг исчезли.

И мы — словно аборигены, бродящие среди останков лагеря грандиозной научной экспедиции высокоразвитой цивилизации: РАН организует круизы на атомных ледоколах, невероятные катушки Теслы в поле под Химками используются экстремальной молодежью для экстремальных сэлфшотов, «сэлфшот» становится легальным словарным словом, а в 18-метровый плексигласовый изоляционный шар спутникового радара, упавший при транспортировке вертолетом где-то в лесах Тверской области и там, за необратимостью повреждений, брошенный, приходят любопытные и мудрецы, садятся в лотос, кричат матерные слова, слушают эхо и духов.

В сущности, выбор у нас простой: достроить недостроенный космодром, или махнуть на небо рукой и как следует обживать развалины.

03. МОТИВЫ. Самосбывающееся пророчество

#— МОТИВЫ

Раздайте патроны, товарищ Дзержинский

Почему Политрук считает, что откладывать больше нельзя? Для чего нужна эта попытка пропагандистского вещания, ведь и протест уж затих, и шумные выборы кончились? Страна погружается в блаженный сон Третьего Срока, добирая украдкой, еще откладывая работу — чего ради вообще обращать внимание на политику?

Да именно потому, что так можно все и проспать. В мире же, тем временем, #РАЗВОРАЧИВАЮТСЯ_ПРОЦЕССЫ.

Да и в русском воздухе зависло предчувствие больших потрясений. И никуда оно не девалось.

Никакие народные гуляния на Болотной его не развеяли, не развел его по флешмобам и флеш-роялям урбанист Кац, не конвертировал в тюрьмы грузинский крикун Удальцов, не упаковал в удобную избирательную графу резиновый надувной Навальный.

Болотные рассосались по Швейцариям и Жан-Жакам, по митбольным и свитшотным, прибились к Дептрансам и либерально-демократическим премиям. Но они, играясь на спящем русском вулкане, пробудили ото сна иные, тектонически-вулканические силы.

Выигрыш болотников — адресный (вожди) и сиюминутный.

Наш выигрыш — стратегический. Мы возникли.

Именно в ходе минувших потрясений последние советские поколения осознали себя. Мы узнали, что все еще любим свою страну и болим за нее душой. Мы выяснили, что нас вовсе немало. Мы обнаружили, что нами и нашими соотечественниками манипулируют, причем делают это враждебные силы. Мы научились, по мере своих скромных сил, с ними бороться.

Мы (в значении «мы, народ, преодолевший заразу») победили.

Но мы, — ты, я, много кто, — чувствуем, что сложные времена не отстали.

Внутренние потрясения — лишь сполохи внешних.

Мир меняется. Раскрываются старые секреты, лопаются медийные миражи и теории. Сама ткань Истории словно меняет фактуру. Воспаляются старые переломы — на Кавказе, в Прибалтике, Ближнем Востоке. Оживает затихшее общество. Заново обсуждаются ценности и переосмысливаются повороты.

Любой, кто следит за новостями, не может этого не ощущать. Можно спорить о характере грядущего кризиса и путях его разрешения, но он состоится.

В этих условиях, Политрук не считает возможным допустить, чтобы под градом происходящих событий, позиций и мнений его Поколение утратило ориентиры, закружилось и потерялось, послушное слепой судьбе или чужой воле.

О Поколении, знаменах и ценностях 

Такое уже произошло с поколением наших родителей, поставленных перед фактом большого слома. Их судьбы подобны беспомощным корабликом из коры, обточенным советским мальчишкой о бордюр, отпущенным в талый ручей, и затерявшемся в грязном весеннем потоке.

Политрук считает, что время детских игр для России прошло.

Битое и ученое, его поколение в любую реку готово войти подготовленным, оснащенным и способным ее форсировать под любым необходимым углом. И выйти из нее сухим, обновленным и победителем.

И вынести на тот берег то, что нам нужно и дорого. А то, что нам не нравится — оставить на прошлом берегу, позади. В этом веке на нашей земле придется так много построить, — а строить лучше из годного материала.

О Земле и о том, что на ней можно построить

Но строительство — это потом.
Прямо сейчас для обеспечения маневра по форсированию бурных времен иребуются бдительность, разведка, целеуказание и прикрытие.
А также — боевая подготовка и верная жизненная стратегия.

Разбирайте патроны, товарищи.

04. ВРЕМЯ ВОЗМОЖНОСТЕЙ. Vpered, tovarishchi!

#— ВОЗМОЖНОСТИ

Принято считать, что История непластична. Если уж что случилось, то оно случилось; если что-то рухнуло, оно рухнуло. Эту точку зрения часто подают как единственно возможную. Победители подают побежденным, разрушители — владельцам разрушенного.

Принято же, однако, считать, что История, напротив, вечно повторяется и ходит кругами (по Ленину — «по диалектической спирали»). Что, несомненно, менее мрачно в исторической перспективе, но невесело с точки зрения отдельно взятого ныне живущего индивидуума .

На самом деле, ни то, ни другое — никакие не строгие правила. История имеет тенденцию повторяться, а Империи — рушиться. Но историческая реальность складывается не из обстоятельств эпохи, а из того, чем действительно занимаются присутствующие при ней люди. Из того, что воплощается в материальное и практическое.

Поколение фарцовщиков и стиляг построило свое Эльдорадо — фарцовщицкое и стиляжье. Это были 90е.

Поколение службистов и спецслужбистов, пересидевшее 90е и взявшее свой реванш в 00е, построило мрачную либеральную империю, — с атрибутами силы, каждый из которых так или иначе продается или покупается.

Со сменой поколений меняются и актуальные ценности. Меняется образ жизни страны.

Никакой Закон Истории не заставит целое поколение трезвых людей жить так, как они не хотели бы жить. Напротив, сам ход времени неизбежно воплотит желания поколений, — одного за другим, — в реальность. Рано или поздно, так или иначе.

Курс общества — вопрос ценностей действующего поколения. Будущее общества — вопрос ценностей поколения, вступающего в силу.

Любое поколение — это самосбывающееся пророчество. Мы — не самое смелое и не самое умное поколение русских людей, но так уж сложилось, что, будучи такими, какие мы есть, и находясь на своем месте в Истории своей страны, мы имеем возможность осуществить ее поворот.

Но только мы, поколение Свидетелей Перестройки, несем в себе семена будущего, каким его видели последние педагоги и идеологи Советского Союза.

О поколении свидетелей Перестройки и его системе ценностей

Космическое могущество нашей последней Империи, ее вселенская доброта и отзывчивость, ее ответственность за мир во всем мире — не имеют другого способа вернуться в современный мир, кроме как через нас.

Зато именно у нас есть такие возможности. Мы находимся в нужное время и в нужном месте.

Но для того, чтобы поколению Свидетелей Перестройки удалось изменить ход событий, став стрелочником истории и пустив этот состав по другому пути, ему придется сперва выковать себе подходящий рычаг.

А затем — обрести точку опоры.

05. ВЫЗОВ. Введение в теорию Незримой Империи

Введение в Теорию Незримой Империи

Часто спрашивают: «как вы представляете себе будущее Империи»? Что это вообще за «непроявленная и незримая» Империя, о которых Политрук систематически разглагольствует?

Вопросы это большие, но ответить на них надо. Надо договориться с теми, кто тебя слушает, «на берегу», — чего ты хочешь и добиваешься, куда зовёшь за собой Поколение.

Ведь в вопросах планирования Незримой Империи приходится плясать не от ожиданий аудитории — от объективной суровой реальности. Необходимо здраво оценивать пространство возможностей, и действовать так, чтобы его конфигурация изменялась в желательном Поколению направлении.

Скажем, вот важное граничное условие. «Левофланговым» подписчикам совсем не понравится (любят, любят «ВП» за дедовскую звезду, серп и молот куда попало записывать; но правда дырочку все же находит).

1. На сегодняшний день Незримую Империю будущего по канонам, близким Политруку, наша страна не строит. В настоящее время Россия переживает совершенно другой период — регионального капиталистического империализма.

2. Такие периоды известны Истории, всегда интересны, содержат много возможностей для реализации Поколения, ибо полны свершениями, событиями и победами. Поколение не против экспансии, пусть даже империалистической.

3. Но, как правило, последствия империализма такого толка весьма чреваты, поскольку ведут к расширению территорий, переусложнению системы и краху.

Ту Империю, которую оставят Поколению Путин и его капиталисты, рано или поздно, и чем раньше тем лучше, предстоит выводить в более высокую фазу.

Непротиворечивое сочетание современности с социалистической идеологией «красного пути» — и большой вызов, и самое очевидное для России решение.

Но здесь надо правильно определить социализм — как строй, налаженный в интересах общества в целом, безотносительно к классам. Рассуждения о социальной революции, базисе, надстройке, прибавочной стоимости и пр. оставим маргиналам и марксистам-теоретикам.

Коммунизм в обозримом будущем отменяется.

✯☭ ✯

Возмущен ли наш «красный» читатель? Полагаем, что возмущён.

Но цель в виде «коммунизма быстрого приготовления» не просматривается как реалистичная. Построить его Поколение не сумеет, — как не справились 5 советских поколений до него. Кстати, «быстро» и Маркс не планировал.

Но, казалось бы, зачем изобретать велосипед? Отобрать всё и поделить!

В реальности смертоносной красоте воображаемой Революции противостоят нюансы размером с древний континент Гондвану (начиная, натурально, с того, что сил «отбирать силой» у предлагающих это не имеется, и не предвидится).

— Чтобы в первый раз «обновить прошивку» социальной модели, загнать страну в социализм и вывести в Космос, русским потребовались огромные жертвы.

— Жертвы повторились и при откате к «предыдущей прошивке», который к тому же прошел со сбоями. Вот уже 25 лет ловим критичные баги.

— Резких движений делать нельзя. Действовать нужно предельно планово. С телефоном три раза подумаешь, прошивать или нет, а уж с Родиной?

Нет, на такие риски мы пойтить не можем. Да и не испытываем нужды.

Уже не говоря о цене очередной «перепрошивки мозгов» в человеческих жизнях, из ныне живущих поколений никто особенно и в «быстром социализме» не заинтересован.

Он годится, однако, в качестве дальней стратегической цели.

✯☭ ✯

Почему Политрук не зовёт Поколение строить социализм? Дело в том, что социализм прямого действия предполагает так или иначе имплементированную (внедренную или навязанную силой) высокую ответственность членов общества.

Куда более высокую, нежели чем в любой либеральной системе. Включая ныне у нас существующую.

Политрук вынужден констатировать, что мы, граждане России трудоспособного возраста (и Поколение в т.ч.), на сегодня день не удовлетворяем красным критериям качества.

В России — 25 лет либеральный строй. Его элиты, взимая с народа ренту и манипулируя им, тем не менее стремятся раскрепостить общество. В основном, посредством расшатывания моральных устоев. Знаете ли вы, например, что сгубивший мораль поколений «СПИД-Инфо» запускался первыми либерал-государственниками «для утешения в голодуху и улучшения нравов»?

Либерализм «освободил» человека от многих обязанностей перед обществом — и, в особенности, от обязанности оставаться человеком. Нет больше от долга, служения или даже смирения (потребитель нетерпелив).

Поколение — продукт этой реальности. Немногие готовы к тому, чтобы включить «режим аскезы» на полную мощность, и пахать как комиссары в пыльных шлемах. На Донбасс-то не все хотят копеечкой скинуться.

Если поднять воспоминания современников сталинской индустриализации, — того же Зиновьева, или даже самого Эренбурга, — можно обнаружить, что успех и победу СССР обеспечил не Сталин, не заключенные и не расстрелы.

Победу индустриализации обеспечило поколение, готовое пахать так, чтобы дым из ушей, и брать на себя любую вину, если работа не сделана. Идти под суд, в ГУЛАГ и на расстрел за сорванную «стройку века», с клеймом вредителя, и подыгрывать постановке, чтобы и смертью своей — ещё раз послужить делу.

Нынешние, ну-тка? Разве только если и правда война начнётся. Да и то…

✯☭ ✯

Социально-объективно, в готовность населения к продолжительным и суровым лишениям без прямой угрозы выживанию Политрук не верит. И верить в это не надо. Верить в иллюзии — политический кретинизм.

Социализм как строй Незримой Империи должен быть оплачен невиданной Поколением дисциплиной. Но на практике этой цены платить никто не будет.

Таким образом, Империя красного строя для Поколения пока недоступна. Для практического ее воплощения, надо не только обеспечить волю к переменам во власти и в обществе, но и воспитать поколение людей достаточно хороших, чтобы они могли внедрить наработки предков, и не ужаснуться плодами.

Этих «детей Империи будущего» еще только предстоит родить и воспитать. Параллельно необходимо плавно приводить инфраструктуру и институты в соответствие с целями.

Новые технологии позволят решить многие практические задачи социализма, вроде всеобщего социального обеспечения и образования, без кровавых потрясений, вешания Чубайса на берёзе и др. избыточных проявлений, через которые пришлось пройти нашим предкам в ходе великого Опыта XX века.

Но на текущем этапе жизненного пути Поколения (и еще порядка 5-15 лет), даже капиталистическая Империя нас во многих аспектах устраивает.

— И в части мотивации (успех в монетарной парадигме зрим, ощутим и приятен, а Поколение, строя Незримую Империю, собирается побеждать, не проигрывать).

— И в части экспансионистской политики. Усвоенные от советских предков ценности и установки Поколения добавляют экспансии морального базиса.

Мы возвращаем влияние на территориях, потому что без нас там творятся ады, от Украины до Туркменистана. Русский, советский, имперский — адов наблюдать праздно не может.

Вызывает великую жалость сердца. А та, в свою очередь, Вежливых.

✯☭ ✯

Гибридная природа геополитических явлений в последнем столетии заставляет оформлять новую Империю не политическим союзом вида СССР, США или ЕС.

Империи такого типа стабильны в покое и под давлением, но неизбежно впадают в кризис при усложнении социально-экономической ситуации (как уж был богат и молод «Союз угля и стали», как крепок)…

Незримая Империя грядущего должна быть гибридным надгосударственным образованием, «сверхимперией» в зиновьевском смысле этого слова.

Вместе с тем, её иногда вырисовывающийся при сполохах бурь будущий контур чем-то неуловимо напоминает имперские конструкции старой доброй Британии. Скажем, ЕАЭС из СНГ. Чем не «Содружество Наций», еще недавно бывшее попросту «Британским Содружеством»? «Английским миром», если угодно.

Незримой Империи гибридный подход выгоден: эффективно быть сокровенным оплотом, вервием простым, родником потаённым и пастырем добрым… Но не подставлять никому никакую щеку, и не чураться никаких средств.

Мы больше не хотим тотального контроля. Мы хотим гибкую, изощренную, всепроникающую власть над миром, которая воздействует на умы, пронизывает инфосферу, влияет на дела на планете, — и при этом не обязана выплачивать пенсии в каждом уголке, куда добралась. Способствует, чтобы они выросли, и знает, как это сделать. Но — не обязана их оплачивать.

Колонии привязаны к такой Империи не законом сильного, но исподволь: промышленными и инфрастуктурными проектами, слаженностью военных машин, взглядами на мораль и уклад жизни.

Такой подход избавляет Незримую Империю от необходимости поддерживать (вне ядра) сквозную идеологию, уровень жизни, общую армию и «властную вертикаль» с жестким прямым управлением из Москвы.

Это и есть ключевое отличие Незримой Империи будущего от Красной Империи наших предков. Её первый апгрейд после краха.

✯☭ ✯

При существующих внешних условиях «возгонка» империалистического проекта России до уровня гибридной Империи разумна и неизбежна.

Или — так, или — крах, разгром, поражение.

В будущем, обозримом даже в масштабах нашей жизни, на национально-цивилизационном ядре (также известном как «Русский Мир» или «Евразийский Союз») развернутся новые внешние контуры. По мере становления Поколения, во все сферы актуальной реальности, от экономики до искусства, от юмора и до философии, начнут транслироваться русские ауры и эманации, настроения и убеждения, перспективы и озарения, соблазнительные и повсеместно проникающие, будто большевистский агитатор в Гражданскую.

Когда где-нибудь в Азии вы видите русские ценники или слышите от местных русскую речь, принимаете респекты к Путину или чуете внезапный запах борща — вы фиксируете предвозвестники, первые ручейки будущего великого русского половодья, которое омоет планету.

Подъем уровня присутствия Незримой Империи близится с каждой копейкой, фэнем и пайсом, утекающими в нефтедолларовую прорву ФРС.

Сколько веревочке ни виться, альтернативу готовить надо.
Не китайцы же с ЮАР ее выдумают.

✯☭ ✯

Как и когда настанет эпоха Незримой Империи?

Поколение выйдет на оперативный простор не позднее 2017. Со внедрением идеологии Эры Свидетелей Перестройки, непроявленная Империя наберёт ход, мощь и остойчивость, и начнёт постепенно трансформироваться в Незримую.

(Словом «непроявленная», нагоняя пафоса для задач агитации, Плтрк именует то, что у нас уже есть в наличии: имперские механизмы, унаследованные от дедов, от прадедов, от ВВП, ДАМ и опять ВВП. «Пригодится, но этого мало») .

Мы начали с технологий гибридной экономики, — и, несомненно, улучшим её, как и все, что когда-либо пытались освоить. Русские люди склонны перенимать и стандартизировать удачные практики, — очень полезно для выживания.

Засим последует технологическая революция, проведенная с энтузиазмом и выгодой. За 2-3 декады закроются все базовые бытовые потребности населения.

Как только процесс формирования механизмов обеспечения базовых потребностей будет освоен (даже не завершен, просто поставлен на поток), можно формализовать найденное решение, и начать тиражировать его для желающих стран.

На определенных «лицензионных условиях», разумеется. СССР тоже продвигал «сытое брюхо», — но к нему внагрузку шли Маркс, Энгельс, Советы и выборы…

✯☭ ✯

В качестве ядра и основы Незримой Империи, Россия также должна оставаться главным космодромом планеты.

Человечество рискует уже в этом веке влететь в «последний тупик»: исчерпать ресурсы планеты на потребление и войны раньше, чем удастся выйти в Большой Космос за минералами.

Последним из человеков придётся доживать свой век в условиях все более истощающихся ресурсов. Стимпанк, «Фоллаут» и всё такое.

Эта мрачная космоопера выглядит отвлечённой фантазией, — и «последняя черта», верно, дело неблизкого будущего. Но предельно ясно, что любой вектор действия рано или поздно куда-то уткнётся, и по его направлению уже в исходной точке можно понять — куда именно. Либо мы летим в Космос, либо мы пытаемся сохраниться на Земле сколь можно дольше. И последний вариант едва ли проводим в жизнь гуманными методами.

— Хотим ли мы военной кровавой купели и погружения в традиционализм, минимизации численности Человечества, и смиренного ожидания конца света?

— Или мы хотим выпустить Человечество на последнюю, окончательную свободу: покорять планеты, исследовать Солнце, гоняться за метеоритами, преодолевать пылевые поля и распространять Разум во Вселенной?

Ответ Поколению очевиден.

Одной из главных идей «сверхдальней перспективы» для Незримой Империи должен стать выход Человечества на просторы Большого Космоса.

Окончательная Свобода.

Многие усмехнутся: романтика! Но без таких дальних целей — немыслимо никакое действие.

Юрий Гагарин по итогу ХХ века оказался ценней Гейтса и Абрамовича, известнее всех четверых Битлз, и главнее Хрущева и Кеннеди.

Равнение — на Гагарина.

✯☭ ✯

Ну и третья компонента теории Незримой Империи. Это глобализация Знания.

На общие большие задачи люди должны работать не так, как сейчас. Дать им эту возможность может только Россия.

Все эти рассказы про то, что «лекарство от рака и СПИДа давно существует, только фарма-корпорации не хотят выпускать его на рынок, пока сторицей не окупятся ранее разработанные препараты» — они ведь возникают не на пустом месте. Они жестко прописаны в самой монетарной парадигме. Бог весть, существует ли лекарство от рака или нет, но мы с вами не первый день живем в нашем лучшем из миров, и понимаем, что если бы оно существовало — именно так бы капиталисты и поступили. Иллюзий же нету ни у кого?

Так вот, это моральное состояние человечества для Поколения неприемлемо. Другие-то не замечают — но мы-то помним, как должно быть.

Ради создания прорывных технологий, радикального повышения качества жизни, Человечеству необходимо сотрудничество, немыслимое без общего пользования плодами успеха. Из нездоровой рыночной модели вытекают и войны, и копирайт, и таможни с границами, и запрет на доступ к медицине и технологиям, — всё то, что день за днем отравляет жизнь миллионам представителей нашего вида.

Это нужно преодолеть. Тогда прогресс ускорится, и можно будет гордиться решением невероятных ранее задач.

Политрук отказывается понимать: где обещанные нам в свое время яблони на Марсе, где наша панацея-биоблокада, антигравитация и ген вечной жизни, где, тридцать три раза массаракш, Свободный Поиск вдвоем с любимой на годы и парсеки, где наши добрые американские бабушки-киборги им. Рэя Бредбери?

Поколение усиленно заставляют забыть большие мечты.

Это горизонт устремлений, а не виртуальную собственность на средства производства, обменяли нам в 1991 на колбасу, варёнку, палёнку и ваучеры.

Но Поколение не откажется и не перестанет мечтать об этом. Это необходимо, чтобы человечество не корячилось до скончания дней в грязи за крупицы металла определенной массы, а жило, исполняя Замысел Божий.

✯☭ ✯

В совокупности получается примерно следующее.

Непроявленная Империя на первых этапах своего развертывания в Незримую сохранит монетарную парадигму, и вынуждена будет действовать национал-эгоистично.

Это нужно, чтобы сформировать и обеспечить всем необходимым для процветания сверх-нацию. Никакого «Интернационала»; бедные переборчивы.

Мы должны сосредоточиться на русских интересах, и интересах связанных с нами народов. Обеспечить в первую очередь своих, и лишь потом озаботиться судьбами Человечества. С отстроенным тылом оно и в разы, кстати, легче.

Но когда мы добьемся чего-то значимого в России — нам, словно во времена Красной Идеи, вновь будет что предложить соседям по миру, далёким и близким.

«Найти способы обеспечить минимально достойную жизнь всем желающим, чтобы они могли развиваться и с нами лететь к звёздам» — вот внешний, парадный контур национальной идеи Незримой Империи.

Согласитесь, это куда убедительней, чем «свобода и демократия, стартапы и корпорации, и пусть никто не уйдёт на своих двоих».

Не бойтесь ни фантазий, ни ограниченности. XXI век начинается.

В апреле 1915 тоже никто не знал, как пойдёт дальше дело.

Но некоторые — планировали.