Пенсионный вопрос. Часть II – «Накопительная»

Доклад Штаба Поколения.

(Тройка «Экономика»)

«Вся страна» (на самом деле, не вся, – но такое ощущение СМИ усердно навязывают не подпавшим под очарование футбола гражданам) в угаре пивной эйфории обнимается (и не только) с зарубежными любителями игры в ногомяч, которые, как показывает практика, ссать хотели на местную культуру и устои, и вряд ли смогут как-то повлиять на международное отношение к России.

Сквозной мониторинг Интернета и СМИ показывает нам во всей красе «качественный» состав иностранных болельщиков, в то время как классический зарубежный турпоток на время чемпионата снижается.

«Зарубежные туристы с классических рынков попросту не решаются организованно ехать в переполненный болельщиками город. Это период с высокими ценами на гостиницы, к тому же будут проблемы с трафиком и его ограничениями, а на обслуживание болельщиков будут разобраны большая часть автобусов и практически все гиды», – отмечают эксперты «Вестника АТОР».

±400 тыс. иностранных болел (зарегистрировано около 360 тыс. FAN ID иностранцев и членов их семей) не покроют прогнозный полуторамиллионный зарубежный турпоток, на котором планировалось «заработать» и отбить бюджетные средства, вбуханные в этот праздник спортивного тщеславия.

Тем временем, под прикрытием мундиаля, планомерно разворачивается процесс добровольного-принудительного отказа граждан от своих пенсий, прямо попирающий Статью 7 (ч. 2) Конституции РФ, – между прочим, принятой всенародным голосованием на пепелище расстрелянного в 1993 году Дома Советов. Под камлания ольгинских SMM-шаманов продолжается бесславное бегство государства с поля социальной ответственности.

Напомним еще об одном важном аспекте этого прискорбного бегства – о судьбе накопительной части пенсий.

На заре времен, в самом начале пенсионной реформы, галочка напротив «6% индивидуальной части тарифа страховых взносов на накопительную пенсию» позволяла гражданину хотя бы сделать вид, будто он сознательно и прозорливо инвестирует пенсионные накопления. Было дозволено самостоятельно выбрать УК или НПФ, и со-финансировать накопительную часть своего пенсионного довольствия. Однако на практике произошло то, что при невысокой финансовой грамотности населения и поражающей воображение ушлости финансовых барыг было практически неизбежно.

С начала пенсионной реформы в 2002 году стал возможен увод 6% от соцвыплат с ФОТ работников предприятий в НПФ, которые во время оно пухли и пыжились, как тесто на дрожжах.

Основополагающим актом, закрепляющим правовой статус НПФ, является Федеральный закон от 07.05.1998 № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах». Данный закон определяет НПФ посредством указания на виды деятельности, являющиеся исключительными для НПФ:

• деятельность по негосударственному пенсионному обеспечению участников фонда в соответствии с договорами негосударственного пенсионного обеспечения;

• деятельность в качестве страховщика по обязательному пенсионному страхованию в соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 2001 года № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации».

НПФ создаются в организационно-правовой форме акционерного общества. Данное положение было новеллой. До 1 января 2014 года НПФ являлся особой организационно-правовой формой некоммерческой организации социального обеспечения. Ловко ушли от социальной ответственности, не так ли?

Вот что хитрые барыги сделали с этими (нашими! – если вы не из «молчунов», и поставили пресловутую галочку) деньгами.

Пенсионные резервы и пенсионные накопления входят в состав имущества НПФ и образуют средства НПФ, доступные для инвестирования. Инвестиционная деятельность НПФ осуществляется в форме размещения пенсионных резервов и инвестирования пенсионных накоплений. Порядок осуществления инвестиционной деятельности НПФ регулируется следующими актами:

1) Федеральный закон от 24.07.2002 № 111-ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» (далее – закон об инвестировании пенсионных накоплений);

2) Постановление правительства РФ от 30.06.2003 № 379 «Об установлении дополнительных ограничений на инвестирование средств пенсионных накоплений в отдельные классы активов и определении максимальной доли отдельных классов активов в инвестиционном портфеле в соответствии со статьями 26 и 28 Федерального закона «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» и статьей 36.15 Федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах» (далее – постановление № 379);

3) Постановление правительства РФ от 01.02.2007 № 63 «Об утверждении правил размещения средств пенсионных резервов негосударственных пенсионных фондов и контроля за их размещением» (далее – правила размещения пенсионных резервов);

4) Приказ Минздравсоцразвития России от 26.08.2010 № 731н «Об утверждении типовых страховых правил негосударственного пенсионного фонда»;

5) Приказ ФСФР России от 26.12.2006 № 06-155/пз-н «Об утверждении порядка расчета рыночной стоимости активов и стоимости чистых активов, в которые инвестированы средства пенсионных накоплений».

Исходя из общего назначения средств под управлением НПФ, в силу социальной функции обязательного пенсионного страхования, при размещении средств пенсионных накоплений НПФ обязаны были придерживаться сравнительно консервативного подхода в инвестировании. При инвестировании средств пенсионных резервов социальная составляющая выражена в меньшей степени, что позволяет придерживаться более рискованной стратегии при распоряжении данными средствами.

Но этот вывод будет неверным по причине структуры вложений этих самых НПФ. Вот что мы наблюдаем ФАКТИЧЕСКИ, на примере самого «стабильного» из НПФ – Сбербанка, по состоянию до начала финансового кризиса 2014 года (данные АО «РВК»):

Как следует из структуры портфеля, более 50% вложений НПФ Сбербанка вложены в «резанную бумагу» — корпоративные облигации. Это ОЧЕНЬ высокорисковый актив.

В целом «по больнице» структура совокупных активов НПФ на 31.12.2013 :

• денежные средства и депозиты – 30,51%;

• государственные ценные бумаги РФ – 7,00%;

• корпоративные и муниципальные облигации – 30,90%;

• акции и другие формы участия в – 26,24%;

• страхование предпринимательских и финансовых рисков – 5,35%.

Сложив корпораты (акции, участие и облигации) вместе, мы опять получим цифру в размере более 50%. Более половины накопительных пенсий в стране были проинвестированы в «резанную бумагу».

Схема, на самом деле, простая. Купил банк НПФ – продал банк ему своих же долгов (облигаций) – а деньги (живые деньги!) отмыл в заграницах.

Таким образом, при схлопывании «карточного домика» банков, скупавших НПФ в массовом порядке, и накачивавших их структуры необеспеченными облигациями (в обмен на полновесные, насколько может быть полновесным рубль, целковые), с самого начала реформы и до конца 2014 года в негосударственных пенсионных фондах разрасталась черная дыра. Так что с Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. (№422-ФЗ) спохватившееся лишь через 11 лет после начала реформы государство запоздало. Оно было вынуждено включиться в систему регулирования страховой части НПФ.

Далее. Гарантирование пенсионных накоплений сейчас осуществляется АСВ (Агентством Страхования Вкладов) посредством выплаты гарантийного возмещения, которое производится при наступлении одного из следующих гарантийных случаев:

• аннулирование лицензии фонда-участника на осуществление деятельности по пенсионному обеспечению и пенсионному страхованию и (или) признание его банкротом и открытии в отношении такого фонда-участника конкурсного производства;

• недостаток номиналов взносов на день установления застрахованному лицу накопительной пенсии и (или) срочной пенсионной выплаты либо единовременной выплаты за счет средств пенсионных накоплений;

• снижение размера резерва ПФР по обязательному пенсионному страхованию, обеспечивающего устойчивость исполнения обязательств перед застрахованными лицами, ниже минимального уровня, установленного Правительством Российской Федерации.

Но поезд уже ушёл. Даже с учётом «заморозки» выплат в «накопительную» часть (читай – отказом от накопительной пенсионной системы), дырка от разворованных пенсионных накоплений будущих впечатляет.

Почти 4 (четыре) года потребовалось Центральному банку, что бы признать и впервые озвучить очевидное любому специалисту: объем вложений крупнейших НПФов в активы своих и дружественных финансовых групп – 40-45% портфеля. Всего в НПФах находится 2,64 трлн рублей (плюс 1,68 трлн приходится на УК ВЭБа) на страховой части и 1,22 трлн в пенсионных резервах НПФ по данным мониторинга рынка на 31.03.2018. Таким образом, ещё 1,73 триллиона признаны фактически БЕЗВОЗВРАТНО ПОТЕРЯННЫМИ для выплаты пенсий – нарастающим итогом к каскаду схлопываний НПФ с порога в 5,5 трлн рублей на 2017 год.

Деньги, выведенные в убыток в ходе компенсации Центробанком санаций «пенсионных проектов» г-д Минца, и Гуцериевых, и Ананьевых, и так далее – это, выходит, ещё цветочки. Ягодки впереди. Ведь на плечи государства теперь ложится и страховая часть возмещения по накоплениям в НПФ, а это – до 50% от сумм накоплений.

Незадолго до озвучивания «новой пенсионной реформы» на помощь Правительству пришёл Минтруд – с законопроектом по увеличению срока выплат накопительной части. Предлагается повышение на 6 месяцев – с 246 до 252 месяцев. https://rosmintrud.ru/pensions/8 (по этому вопросу ещё не поздно поучаствовать в «общественных обсуждениях» – если, конечно, вам есть, что сказать умного http://regulation.gov.ru/projects#npa=80724). Так или иначе, финт Минтруда позволит поделить общую сумму накоплений на бОльший период месяцев его выплаты, тем самым как бы уменьшая ежемесячную нагрузку на бюджет. Как и подписанный Федеральный закон от 04.06.2018 г. № 138-ФЗ, «упрощающий» занос денег граждан в НПФ. Но всё это мёртвому припарки. Пороговое уменьшение выплат на 3% от накопительной части, да и из тех – половина разворована.

А вот поднятие пенсионного возраста решит проблему – простейшим доступным способом: СОКРАЩАЯ ЧИСЛО ПОЛУЧАТЕЛЕЙ ПЕНСИЙ. Ведь теперь доживут до выплат «Не только лишь все. Мало кто сможет это сделать». Problem solved!

Таким образом, госмашина в очередной раз подводит граждан своей страны под цугундер. На государственном уровне отменяет пенсии и относительно достойную старость (пусть и «на минималочках»). Лишает законной накопительной части пенсии путём попустительства в адрес бывших владельцев санируемых НПФ, ввиду неспособности карательных органов прищучить виновных.

Озвучивая с «голубых экранов» на «голубом глазу» максимальное пороговое поднятие возраста и скармливание будущих пенсий ещё работающих граждан в пользу текущих пенсионеров, они надеются на какой-то диалог с обществом?

Осознавая, что происходит на самом деле, Штаб Поколения считает разворачивающийся процесс примером «пенсионного каннибализма», и не находит предлагаемый пакет решений приемлемым – ни с экономической, ни с этической точки зрения.

Другие материалы Штаба по теме:

Пенсионный вопрос — первая часть

Дворцы Пенсионного фонда РФ